Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

6.1.1. Методические проблемы реализации технологии количественной оценки клинического результата лекарственной терапии (расчёт показателя Ŕ(k) – «Рациональность»)

А). Технология предназначена для количественной оценки результата лекарственной терапии у больного гипертонической болезнью с использованием антигипертензивных средств. Вместе с тем, стандарты оказания специализированной медицинской помощи таким больным включают назначение не только средств, непосредственно регулирующих уровень артериального давления, но и средств, не оказывающих влияния на уровень артериального давления, однако в большинстве случаев являющихся обязательным компонентом комбинированной лекарственной терапии (статины, фибраты и секвестранты жёлчных кислот в качестве корректоров обмена липидов, ацетилсалициловая кислота в качестве корректора агрегации тромбоцитов и пр.). Проблема учета технологией приёма этих средств в настоящем исследовании не решена.

С одной стороны, такие средства не являются антигипертензивными, соответственно не обладают способностью регулировать уровень артериального давления, и поэтому их учёт в технологии не обязателен. При этом часть таких средств (статины, фибраты и пр.) назначаются не в постоянном режиме, а курсами большей или меньшей продолжительности, что делает проблематичным их учёт в технологии.

Однако с другой стороны такие средства являются «полноценными участниками» процесса лечения, так как обладают определёнными клиническими эффектами, могут оказывать неблагоприятное воздействие на функции органов и систем пациента или на его субъективное самочувствие. Кроме того, их назначение приводит к увеличению общего количества принимаемых больным препаратов, изменяет кратность и частоту приёма препаратов в течение суток. Все эти факторы, как было уточнено в настоящем исследовании, являются значимыми и способны существенно влиять как на приверженность пациента к лечению, так и на собственно результат терапии.

По нашему мнению, при количественной оценке результата лекарственной терапии у больного гипертонической болезнью, в технологии необходимо учитывать все лекарственные средства, назначенные для лечения от основного заболевания. Однако такое утверждение должно быть подтверждено результатами специального клинического исследования, в котором по сходному с авторским исследованием дизайну должны анализироваться как больные, получающие исключительно антигипертензивную терапию, так больные, получающие антигипертензивную терапию в сочетании с другими средствами, используемыми при лечении больного гипертонической болезнью. При этом следует учитывать, что исследователь при организации такого исследования неминуемо столкнётся с трудностями технологического и этического характера. Тем не менее, этот вопрос заслуживает своего решения. 

Б). Учитывая то, что большинство больных гипертонической болезнью имеет возраст старше 50 лет, следует предполагать, что существенная часть из них страдает другими кардиологическими заболеваниями, в частности ишемической болезнью сердца.

Больные ишемической болезнью сердца в большинстве своём нуждаются в постоянном приёме лекарственных средств, обладающих противоишемическим (нитроглицерин, изосорбида динитрат, изосорбид-5-мононитрат, молсидамин и пр.), цитопротективным (триметазидин, триметилгидразиния пропионат и пр.) антиагрегантным (ацетилсалициловая кислота) и других. Кроме того, часть лекарственных средств, обладающих антигипертензивным и гипотензивным эффектами (бета-адреноблокаторы, дигидропиридиновые блокаторы медленных кальциевых каналов, некоторые ингибиторы АПФ), могут назначаться таким больным не в качестве антигипертензивных, а как противоишемические средства.  Возможность учета технологией приёма этих средств в настоящем исследовании также не решена.

С одной стороны, такие средства могут как являться, так и не являться антигипертензивными. При этом часть таких средств (нитраты, молсидамин и пр.) могут назначаться не в постоянном режиме, а в режиме «по требованию», что затрудняет их учёт в технологии.

Но с другой стороны такие средства, как и в первом анализируемом нами случае, являются «полноценными участниками» процесса лечения, так как обладают определёнными клиническими эффектами и могут оказывать клинически значимое благоприятное или неблагоприятное воздействие на здоровье пациента. Их назначение также приводит к увеличению общего количества принимаемых больным препаратов, изменяет кратность и частоту приёма препаратов в течение суток.

По нашему мнению, при количественной оценке результата лекарственной терапии у больного гипертонической болезнью в сочетании с другой кардиологической патологией, в технологии также необходимо учитывать все лекарственные средства, назначенные для лечения от основного заболевания. Однако и это утверждение должно быть проверено результатами специального клинического исследования. Этот вопрос также заслуживает своего решения.

В). Наряду с гипертонической болезнью и иными кардиологическими заболеваниями, у этой категории больных возможно наличие другой хронической патологии, также требующей фармакологической коррекции.

Такие больные нуждаются в постоянном или периодическом приёме лекарственных средств, количество которых может быть сопоставимым с массивной антигипертензивной терапией. В первую очередь эта ситуация возникает при сочетании гипертонической болезни с такими заболеваниями, как сахарный диабет (как 2, так и 1 типов), бронхиальная астма, ХОБЛ, поражения опорно-двигательного аппарата, онкологические новообразования. Возможность учета технологией приёма этих средств в настоящем исследовании не установлена.

Приём средств для лечения таких конкурирующих заболеваний имеет свои особенности. Помимо типичных пероральных форм (таблетки, пилюли, драже, капсулы), в амбулаторной практике широко используются и парэнтериальные формы (трансдермальные, инъекционные, аэрозольные и др.), влияние которых на качество лечения не изучалось в настоящем исследовании. При этом часть таких средств (препараты инсулина ультракороткого действия при сахарном диабете, бета-адреномиметики при бронхиальной астме, ипратропиума бромид при ХОБЛ и пр.) могут назначаться не в постоянном режиме, а в режиме «по требованию», что ещё более затрудняет их учёт в технологии.

С другой стороны такие средства, как и в двух предыдущих случаях, являются «полноценными участниками» процесса лечения, так как обладают определёнными клиническими эффектами и могут оказывать клинически значимое благоприятное или неблагоприятное воздействие на здоровье пациента. Их назначение также приводит к увеличению общего количества принимаемых больным препаратов, изменяет кратность и частоту приёма препаратов в течение суток. Более того, у больного может формироваться представление о ценностной «конкуренции» этих препаратов, основывающееся на произвольном сочетании случайных факторов: прочитанная в аннотации информация о нежелательных эффектах того или иного препарата; личное мнение о том, что большое количество препаратов вредит здоровью и связанная с этим произвольная коррекция количества или доз принимаемых препаратов; несогласованная позиция нескольких специалистов разного профиля, одновременно курирующих больного по его различным заболеваниям.

Последний фактор вообще заслуживает особого обсуждения, так как специфика оказания медицинской помощи в России в настоящее время такова, что практически каждый специалист старается оптимизировать лекарственную терапию лишь в одной, наиболее известной ему области, не вмешиваясь в «сферы влияния» других специалистов. Отсутствие координации действий в этом направлении приводит к тому, что больному могут быть назначены одновременно 15-20 препаратов, и в случае, если больной начинает выполнять все рекомендации, то часть из этих препаратов будет неблагоприятно взаимодействовать, а другая часть дублировать своё действие, приводя к потенцированию неблагоприятных эффектов.

Поэтому при количественной оценке результата лекарственной терапии у таких больных, в технологии видимо следует учитывать все лекарственные средства, назначенные для лечения. Однако и это утверждение должно быть подтверждено результатами специального клинического исследования.

Г). Ещё одной проблематичной ситуацией является возникновение в период лечения острой патологии, требующей фармакологической коррекции, или обострение хронического заболевания, требующее более интенсивных мер лекарственного воздействия.

Особенностью терапии таких больных (а, следовательно, и реализации у них технологии количественной оценки качества лечения) является «всплескообразное» увеличение количества принимаемых препаратов самых разных фармакологических групп (антибиотики, противовирусные, противогрибковые, химиотерапевтические и пр.), с последующим прекращением их приёма. Возможность учета этих средств технологией настоящего исследования не оценивалась.

С другой стороны такие средства, как и в предыдущих случаях, могут оказывать клинически значимое благоприятное или неблагоприятное воздействие на здоровье пациента. Их назначение также приводит к увеличению общего количества принимаемых больным препаратов, изменяет кратность и частоту приёма препаратов в течение суток, повышает риск неблагоприятных лекарственных взаимодействий.

Тем не менее, учет этих средств технологией вероятнее всего нецелесообразен, однако может зависеть от причины назначения и связанной с ней продолжительностью дополнительного лечения. Впрочем, это утверждение должно быть проверено в рамках клинического исследования.

Д). Похожа на только что описанную ещё одна ситуация: возникновение или выявление у больного гипертонической болезнью хронического заболевания, требующего постоянного приёма препаратов.

Проблемы, связанные с этой ситуацией, в целом подобны тем, что проанализированы в пунктах «Б» и «В» настоящего раздела, однако имеют одно существенное отличие. Дело в том, что начало приема новой комбинации препаратов на фоне существующего (и, вполне возможно, уже адаптированного лечения) при включении её в технологию автоматически искусственно «занизит» качество терапии, так как ухудшатся показатели её комплаентности (увеличение количества, возможное изменение частоты и кратности приёма препаратов по сравнению с уже привычными). Однако этим изменением можно будет «пренебречь», используя его как базовый ориентир при дальнейшем мониторировании проводимой терапии. Однако возможность учета этих средств технологией настоящего исследования не оценивалась.

Е). Особое место занимает сочетание потребности в лекарственной терапии при гипертонической болезни с необходимостью приёма препаратов, связанных со специфическими состояниями организма. Типичным примером является сочетание антигипертензивной терапии с употреблением оральных контрацептивов.

Приём комбинированных оральных контрацептивов (КОК) может оказывать влияние на течение гипертонической болезни, и одновременно изменять эффективность принимаемых больной антигипертензивных средств, что изменяет качество лечения. Логично эти изменения фиксировать, а значит - включать препараты гормональной коррекции в расчётную модель. Однако цикличность приёма КОК, достаточно частая их замена, субъективная модификация условий приёма в зависимости от индивидуальной переносимости или изменения социальной стратегии существенно затрудняет такой учёт.

По нашему мнению, употребление КОК может быть проигнорировано технологией, но это утверждение должно быть проверено в рамках клинического исследования.

Ж). Ещё одной проблемой является употребление одновременно с проводимой лекарственной терапией биологически активных добавок к пище (БАД). Помимо того, что у большинства пациентов на бытовом уровне стерты различия между БАД и лекарством, существенная часть больных воспринимает БАДы как средства более безопасные и более эффективные, чем таблетированные лекарственные препараты.

Это приводит не только к одновременному употреблению лекарств и БАД, но и к постепенному вытеснению лекарств из схем лечения. При этом часть больных, подсознательно воспринимая в этой ситуации мнение врача как скрытую угрозу собственным убеждениям, сознательно вводит его в заблуждение, скрывая изменение лекарственной терапии.

Нам представляется, что употребление БАД должно быть проигнорировано технологией, но это утверждение ещё не было подтверждено результатами клинического исследования.

З). Особенности индивидуальной приверженности больного к лечению могут являться самостоятельным фактором, влияющим на качество лечения и, соответственно способным исказить оценку рациональности.

Как показано в материалах экспериментальной части (глава 3), по критериям прогнозируемой эффективности лечения (IEET) и ожидаемой эффективности лекарственной терапии (ЕМТ) любой больной может быть отнесён в одну из трёх групп, с хорошим, удовлетворительным и неудовлетворительным прогнозом. В этом случае разумно предположить, что больные с неудовлетворительной приверженностью к лечению будут демонстрировать худшие результаты, чем больные с хорошей приверженностью, даже если им будет назначена идентичная терапия. Однако это предположение пока не проверено в клиническом исследовании.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074