Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

9.3. Эффективность психофизической коррекции при травматическом стрессе

Адаптивные физиологические реакции способствуют сохранению психического гомеостаза и формированию наиболее целесообразных программ поведения [38, 129]. Они отражают охранительно-приспособительную функцию во время напряжения психической адаптации и в значительной мере способствуют ее развитию. Полученные нами данные свидетельствуют о достаточных адаптационных возможностях организма пожилых и старых людей при травмах опорно-двигательной системы, что следует учитывать при разработке средств психофизической коррекции [125, 132]. Необходимость коррекции подтверждают наши данные об эмоциональной нестабильности у пожилых и старых людей: тревожности, тоски, ухода в себя, двигательного беспокойства, суетливости, нетерпеливости, раздражительности и несдержанности.

Результаты нашего исследования свидетельствуют о том, что оценка степени выраженности эмоциональных расстройств, выделение ведущих функциональных нарушений психологического состояния больных до лечения и после него представляет большой практический интерес [129, 132]. Расширение объема общительности, наблюдавшееся в процессе лечения, мы объясняем повышением функционального состояния дофаминных волокон.

Поэтому в средства психокоррекции лиц с травмами опорно-двигательной системы мы включили индивидуальные вербальные схемы психической активности, создававшиеся с помощью психолога, по типу «у врачей центра Илизарова большой опыт в лечении этого заболевания и поэтому лечении будет идти успешно», самогипноз, при котором человек перед тем, как уснуть, произносит «про себя» то, что он хотел бы, чтобы произошло: «я буду ходить прямо и быстро», «я не буду ощущать боли при ходьбе и тяжести наложенного аппарата», «буду быстро засыпать и крепко спать». Использовали тренинг по умению переносить тревогу в область межличностных отношений и коммуникативных связей. Важна была роль гипербарической оксигенации, после нее по просветвленному лицу пациента было видно, что у него хорошее самочувствие и настроение.

Такая коррекция психофизического состояния приводила к уменьшению напряженности и повышению двигательной активности
испытуемых. В результате отмечалось улучшение психологического состояния: возникавшие после переломов изменения в психологии личности больных заметно регрессировали, в том числе и в эмоциональной сфере. Снижался уровень тревожности и уменьшалось беспричинное беспокойство. Наиболее существенные положительные сдвиги происходили в эмоциональной сфере, а затем в процессах, связанных с устойчивостью внимания и работоспособностью.

Психокоррекционная работа способствовала активации ретикулярной формации, которая через гипоталамус, таламус и кору головного мозга, вызывает повышение их активности, в результате чего у пожилых людей при травматическом стрессе, возрастало количество эмоций и их яркость.

Функции коры головного мозга и лимбической системы (гипокамп, миндалина, гипоталамус), при взаимодействии с ретикулярной формацией ствола мозга управляют физиологическими функциями, регулирующими гомеостаз [75, 76, 131]. Понимание зависимости между психическими и физиологическими процессами позволяет клиницистам выработать средства психофизической коррекции, активно влияющих на репаративный процесс, правильно построить план применения фармакологических препаратов и физиотерапевтических процедур.

Установлено [42, 65], что наиболее уязвимым при отрицательных эмоциях оказывается левое полушарие. Именно с него начинается снижение функциональной активности коры головного мозга. Состояние эмоциональной сферы обеспечивает ретикулярная формация ствола мозга, регулирующая механизмы защиты от стресса. Благодаря генерализованному распространению возбуждения через соматическую и вегетативную нервные системы и гормональный гипоталамо-гипофизарный механизм, отрицательные эмоции (боль, чувство напряжения в конечности) формируют системные реакции стресса [131, 132]. У испытуемых появлялось чувство неудовлетворенности, внутренней напряженности, плохое настроение, постоянное раздражение, тревожность и гневливость. В структуре адаптивных реакций обычно присутствовали жалобы на повышенную утомляемость и вялость. В случаях усиления астенических проявлений, возникновение дезадаптации характеризовалось тревожным синдромом подавленного настроения [50, 51].

Эмоциональность зависит также от соотношения процессов возбуждения и торможения (иррадиации и концентрации) в коре головного мозга и взаимосвязи коры и подкорковых образований (центральной ретикулярной формации), определяющих состояние функций соматической и эндокринной систем. Эмоциональная неустойчивость проявляется симптомом расстройств личности – темперамента.

Все эти данные свидетельствуют о реальной возможности управления психофункциональным состоянием организма через воздействие на левое полушарие (внушение, тренинг поведенческих и эмоциональных реакций).

Изучение влияния психических процессов как функций центральной нервной системы на физиологические параметры и наоборот, давно привлекает пристальное внимание многих ученых. Существенные наблюдения сделал Голлман, который сознательно обвинял добросовестных студентов в плохой учебе, а когда те начинали возмущаться, он регистрировал некоторые физиологические параметры. Было обнаружено учащение пульса, дыхания, повышение АД и увеличение минутного объема крови. Во время экзаменационной сессии у студентов отмечено повышение уровня холестерина. Было сделано и такое наблюдение: при показе шприца для инъекций в стоматологическом кабинете наблюдали те же изменения, что и у студентов, когда их ругали.

На основании многочисленных исследований В.И. Медведева [88] показано, что каждый из физиологических и психических механизмов компенсирует слабые элементы другого. Включение психических процессов дает возможность изменить не только пути, но и цели адаптации. Для мобилизации ее механизмов, как указывает К.В. Судаков, психическим функциям принадлежит роль пускового процесса [137, 138].

Психофизическая коррекция в сочетании с точной репозицией отломков кости по методу Г.А. Илизарова способствовали минерализации вновь образующейся органической основы [168, 171]. Установлено, что в поврежденном сегменте происходят закономерные изменения обменных процессов, лежащих в основе репаративного костеобразования. В результате этих процессов с первых же дней после остеотомии на свободных от минералов поверхностях наблюдалось увеличение накопления остеотропных соединений – пирофосфата, дифосфаната [110, 113].

В процессе восстановления в поврежденном сегменте ускорялось кровообращение, благодаря этому создавались максимально благоприятные условия для регенерации, в частности, для быстрого образования белковой матрицы и накопления остеотропных соединений.

При традиционных методах реабилитации уменьшение количества минеральных веществ происходило в течение 5 месяцев [112, 114, 221]. Столь существенное различие с нашими результатами (при компрессионном остеосинтезе) обусловлено как отсутствием ранней функциональной нагрузки, которая препятствует интенсивной деминерализации, так и психофизической коррекции состояния организма.

Результаты наших наблюдения показали, что функции вегетативной нервной системы после гипербарической оксигенации направлены на регуляцию состояния внутренних органов и поддержание постоянства внутренней среды организма. Ваготония указывала на благоприятный анаболический вариант метаболизма и экономный режим функционирования. Организм приспосабливался к окружающим условиям, в частности, экономичнее расходовались резервы сердечно-сосудистой системы [83, 84].

При первых сеансах гипербарической оксигенации отмечен отчетливо выраженный стрессорный эффект в виде увеличения концентрации гормонов стресс-группы, но уже после 4-го сеанса выявлен стресспротекторный эффект. Эффект обусловлен активацией антиокислительной активности и оптимизацией основных газовых показателей крови.

У пожилых людей кислород под избыточным давлением оказывал также гетеропротекторный эффект [151, 152] в силу специфического действия на зависимые редокс- и антиредокссистемы в реакциях митохондриального и микросомального окисления и неспецифического полирецепторного воздействия, мобилизирующего универсальные защитно-приспособительные и компенсаторные процессы. Гипербарическая оксигенация устраняла гипоксию тканей, нормализовала биоэнергетику нервных клеток, предотвращала развитие осложнений и способствовала нормализации нейрохимических процессов. [158]. Показано, что повышение уровня серотонина коррелирует со снижением депрессивной симптоматики и стимуляцией когнитивных функций. Поэтому гипербарическая оксигенация может быть использована, как нейрометаболическая церебропротекция [159].

Целенаправленное изменение психологического состояния организма приводило к изменениям гормональной функции, снижающим проявления стресса и способствующих ускорению
реабилитации испытуемых. Так, повышенная концентрация СТГ, стимулирующего анаболические процессы и ПТГ активизировали пролиферацию остеогенных клеток, превращение клеток-предшественников в остеобласты, усиливали биосинтетическую активность для образования костной ткани.

Об эффективности психофизической коррекции испытуемых мы судили по скорости и качеству репарации, используя для этого показатели костеообразования. Результаты проведенных нами исследований показали, что в 50–60 лет основной причиной быстрого снижения минералов у женщин является менопауза и ослабление двигательной активности.

Мы также наблюдали уменьшение МПК костей у обоих полов в возрасте 60–75 лет, причем у женщин суммарная величина минералов снижалась в это время на 34 %, у мужчин – на 19 % [112]. В этих условиях большое значение придается двигательной активности, так как отсутствие осевой механической нагрузки на скелет служит одной из причин резорбции кости.

Заключение

Таким образом, использованные в работе методы дали возможность контролировать активность репаративного костеобразования. Проведенные измерения позволили определить пороговые значения (МПК) костей, ниже которых кость не выдерживает физиологические нагрузки. Регенерат после переломов достаточно прочный при МПК более 60 % от значений в норме, в пяточной кости – более 80 % [115].

Сопоставление динамики МПК костных структур и концентрации остеотропных гормонов, соответствие фазовых характеристик свидетельствует о дистантной регуляции генерализованной реакции костной системы на механический стимул. Пусковым механизмом может служить синтез в костной ткани белков, которые наряду с общей стресс-реакцией закономерно и устойчиво изменяли гормональный профиль организма и, опосредованно, состояние костной ткани [102, 103].

Критериями эффективности лечения остеопороза служат: прекращение снижения МПК, иногда увеличение ее, отсутствие новых переломов костей, уменьшение болей в костях, расширение двигательного режима, улучшение общего состояния людей, психологического статуса и качества жизни [105, 108].

Нервно-гормональные механизмы травматического стресса имеют свои особенности при травмах костной-суставной системы. Мы выявили следующие характеристики адаптационно-компенсаторных изменений в организме пожилых лиц с переломами костей конечностей:

1. Фазность стрессовых реакций как физиологического, так и психологического характера, обусловленная нервно-гормональными механизмами.

2. Зависимость адаптационных психофизиологических изменений от характера репарационных процессов, связанных со степенью минерализации костной ткани.

3. Саморегуляция стрессового состояния достигается за счет изменения свойств личности;

4. Ведущая роль свойства ситуационной тревожности в определении психоэмоционального состояния испытуемых.

5. Определяющая роль в психофизиологическом состоянии организма остеотропных гормонов, влияющих на костеобразование;

6. Выраженное воздействие коррекции психофизического состояния испытуемых на эффективность процессов репарации.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252