Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

11.3. Сознание и бессознательное

В истории философии сознание либо абсолютизировалось в виде абсолютного духа, мирового разума, т.е. отождествлялось с божественной силой (Гегель), либо объявлялось бесплотным призраком, функцией мозга, способного отражать мир и создавать идеальные образы явлений и вещей, с помощью которых человек может адаптироваться к окружающему миру. Обыденное или бытовое сознание, – это сложная система, в которую входит освоенная часть устной речи и письменного языка повседневного общения, иерархия ценностей, сформировавшиеся моральные образцы поведения, навыки межличностного общения, знание традиций и обычаев, определенные знания правовых и политических норм и т.п. И что особенно интересно: все это многообразие взглядов и представлений почерпнуто человеком не специально, а как бы само-собой, из обыденного мира повседневности. Но если человека главным образом формирует повседневность, то, не изменив ее, изменить человека невозможно. Трудно рассчитывать на то, что у родителей, не обременяющих себя знаниями норм современного этикета, в убогой обстановке неуютной квартиры, в грязном подъезде, в волнах ненормативной лексики, при засилии на телевизионном экране примитивных и отупляющих фильмов будет воспитан ребенок, воплощающий в себе все земные добродетели. Таким образом, задача формирования личности состоит не только в передаче знаний, как полагают многие, это еще и трансляция социального опыта, которая осуществляется в культуре.

Сознание никогда не бывает бесстрастным отображением внешнего или внутреннего мира. О сознании следует говорить как о знании-переживании мира и самого себя. В каждом акте сознания одновременно присутствуют и знание, и оценка, и отношение. Связь сознания и переживания, сознания и оценки выражается в английском варианте этого слова соотносимо не с понятием «знание» (knowledge), а со словом «совесть» (conscience). Философский вопрос о сознании неизбежно связан с вопросами о свободе и ответственности, добре и зле, правильном и неправильном действии и т.п. Рассматривая проблему сознания, важно определить границы этого феномена и отделить сознание от других психических проявлений личности. Для обозначения всего комплекса психических проявлений человека в современной философии вводится понятие субъективности или субъективной реальности. Субъективность представляет собой комплекс сознательных и бессознательных, эмоциональных и интеллектуальных, ценностных и когнитивных проявлений человека. Это многомерная реальность, в структуре которой множество слоев и уровней; сознание – только один из них. Под сознанием следует понимать только тот пласт субъективности, который подается волевому контролю. В общем смысле сознание – это целенаправленное отображение действительности, на основе которого происходит регулирование поведения человека. Подобное представление сложилось не сразу. На протяжении длительного времени сознательные и бессознательные проявления человека не различались, а само сознание часто отождествлялось только с одним своим аспектом – интеллектом, мышлением.

Сложность проблемы сознания заключается еще и в том, что каждый акт сознания включает в себя в свернутом виде всю жизнь человека в ее уникальности и неповторимости. Сознание вплетено во все проявления человека, и во многом является условием этих проявлений. Оно неотделимо от опыта жизни личности и поэтому должно изучаться вместе с ним. Но так сформулированная проблема сознания становится безграничной, поскольку жизненный опыт личности или культурный опыт человечества никогда не завершены. Тема сознания, таким образом, становится в один ряд с другими вечными философскими вопросами.

Сознание трудно определимо в качестве точного предмета научной или философской рефлексии, поскольку оно выступает и объектом, и субъектом этой рефлексии, постигает самое себя в собственных терминах и значениях. Подобная сложность феномена сознания породила множество трактовок этой проблемы в истории философии.

Структура сознания. В философии сознание рассматривается как целостная система. Однако на этом сходство между различными философскими концепциями сознания заканчивается. Набор элементов, которые тот или иной философ выделяет в структуре этой целостности, зависит от его мировоззренческих предпочтений и решаемых задач. Для сравнения стоит рассмотреть две концепции, выстроенные на разных основаниях.

А.Г. Спиркин предлагает выделять в структуре сознания три основные сферы: когнитивную (познавательную), эмоциональную и волевую80. Когнитивную сферу составляют познавательные способности, интеллектуальные процессы получения знаний и результаты познавательной деятельности, т.е. сами знания. Элементы эмоциональной подсистемы сознания – аффекты (ярость, ужас), эмоции, связанные с сенсорными реакциями (голод, жажда), и чувства (любовь, ненависть, надежда). Волевая сфера сознания – это мотивы, интересы и потребности человека в единстве с его способностью достигать цели. Главный элемент этой сферы – воля – способность человека к достижению своих целей.

В представленной выше концепции неявно предполагается, что главная деятельность человека, наделенного сознанием, познавательная. Элементы сознания выделяются и интерпретируются именно по отношению к познавательной активности человека, ее содержанию и результату. Очевидный недостаток этой концепции в том, что единство сознания, представленного как набор различных психических элементов, остается лишь констатацией, поскольку отношения между этими элементами недостаточно прояснены.

К.Г. Юнг предлагает иную концепцию структуры сознания. Главной функцией сознания (и бессознательного) он считает адаптацию. Понятие «адаптация» шире понятия «познание», адаптация может осуществляться не только за счет познавательной деятельности81. По мысли Юнга, понятие адаптации помогает лучше постичь природу человека и характер его взаимодействий с миром. В глубинной психологии сознание рассматривается в тесной связи с бессознательным, тем самым не просто констатируется, а обосновывается единство и целостность всех психических проявлений человека. Юнг выделяет четыре психических функции, которые проявляются как на сознательном, так и на бессознательном уровне: мышление – способность интеллектуального познания и формирования логических заключений; чувства – способность субъективной оценки; ощущения – способность восприятия с помощью органов чувств; интуиция – способность восприятия с помощью бессознательного или восприятие бессознательных содержаний. Для полной адаптации человеку необходимы все четыре функции: с помощью мышления осуществляется познание и выносится рациональное суждение, чувство позволяет говорить о том, в какой степени та или иная вещь важна или напротив неважна для человека, ощущение дает сведения о конкретной реальности, а интуиция позволяет угадывать скрытые возможности.

Однако, по мнению Юнга, все четыре функции никогда не развиты у одного человека одинаково. Как правило, одна из них играет ведущую роль, она полностью сознательна и подконтрольна воле, другие находятся на периферии в качестве дополнительных способов приспособления к окружающей действительности, будучи полностью или частично бессознательными. Ведущую психическую функцию Юнг называет доминирующей. В зависимости от доминирующей функции выделяются ощущающий, интуитивный, мыслительный и чувствующий психологические типы.

Каждый из психологических типов есть односторонность. Так, например, ощущающий тип на сознательном уровне ограничивает себя восприятием наличной ситуации, без размышлений по этому поводу, без дополнительных оценок и прогнозов. Интеллектуальный тип попросту не способен адаптироваться к ситуации, которую он не понимает рационально. Чувствующий тип ориентируется исключительно собственным чувством приятного – неприятного. Интуитивный тип не обеспокоен ни идеями, ни эмоциональными реакциями, ни реальностью предметов, он целиком находится во власти возможностей, которые, кстати, не может проинтерпретировать рационально. При этом каждый из психологических типов знает о том, что у него есть и другие способности, но отвергает их ценность и необходимость, заявляя, что они не оказывают на поведение никакого влияния. Поэтому проявление периферийных психических функций, как правило, спонтанно и неуправляемо, и часто имеет разрушительные для личности последствия

Психологическая односторонность сознания могла бы приводить к утрате адаптационного равновесия, если бы не была скомпенсирована бессознательной контрапозицией. Понятие психологической контрапозиции вводится следующим образом. Чувствующий и мыслительный типы Юнг называет рациональными, т.к. личности этих типов осуществляют суждение для ориентации и адаптации к реальности. Ощущающий и интуитивный типы – иррациональными, т.е. не осуществляющими рационального суждения и оценки. Соответственно, контрапозиционной психической функцией, компенсирующей сознательную односторонность, является для рациональной функции другая рациональная функция, для иррациональной – иррациональная. Контрапозицией для мышления выступает чувство, для ощущения – интуиция. Подавляется в бессознательное всегда противоположная функция: мыслительный тип подавляет чувство, ощущающий – интуицию и т.п.

Кроме четырех психических функций Юнг выделяет две фундаментальные установки сознания: экстравертную – направленность во вне, на объективную реальность; и интровертную – направленность во внутрь, на субъективную реальность. Если сознательная адаптация осуществляется с помощью экстравертного мышления, то бессознательной является интровертная чувствующая функция, если на уровне сознания человек – чувствующий интроверт, то в бессознательном проявляется экстравертная мыслительная функция или архетип.

Самосознание и бессознательное. Самосознание – способность человека одновременно отображать явления и события внешнего мира и иметь знание о самом процессе сознания на всех его уровнях. Впервые в философии проблема самосознания была сформулирована Сократом, который называл самопознание смыслом философии. Но в античной философии проблема самосознания не получила развернутого толкования.

Современная философия отказалась от отождествления сознания, мышления и самосознания. В современной философии интерпретируется уже не столько вопрос о сознании или самосознании, сколько проблема принципиальной возможности рефлексии по поводу любых проявлений человека: сознательных и бессознательных, интеллектуальных, эмоциональных или волевых. Самосознание рассматривается не только в форме знания о самом себе, но и переживания по поводу содержания субъективной реальности, понимается как любое возможное самоотображение, равноценное отображению внешнего мира.

Теоретически более корректной и эмпирически подтвержденной является другая точка зрения на природу и содержание самосознания. Согласно этой позиции самосознание – это аспект любого сознательного акта, независимо от степени его ясности или зрелости. В этом случае самосознание понимается как любое возможное самоотображение, которое осуществляется на уровне мышления, эмоций, ощущений и т.п. Если сознание это контролируемое и управляемое личностью отображение действительности, то разумно предположить, что частью этой действительности является и сама сознательная личность. Именно поэтому, самосознание – неотъемлемый фрагмент любого сознательного акта.

При таком подходе сознание рассматривается как единство самосознания – активности сознания, направленной на самое себя, и иносознания – сознательной активности, направленной на внешний мир. Самосознание и иносознание образуют единую структуру.

Степень ясности самосознания может быть различной у разных людей и у одного и того же человека в разные моменты его жизни. Смутное отображение телесных ощущений или интенсивные размышлений о самом себе, смысле жизни и собственной душевной деятельности – все это проявления самосознания. Основа самосознания – чувство «я», исчезающее только в исключительных случаях: обморок, кома и т.п. На чувство «я» наслаиваются другие, более развернутые и высокие уровни сознания и самосознания. Поскольку самосознание – неотъемлемый компонент любого сознательного акта, постольку в структуре самосознания можно выделить те же элементы, что и в структуре сознания: отображение процесса мышления, отображение собственных эмоций, отображение телесных ощущений и т.п. Как и иносознание, самосознание это не только знание, но и переживание, и отношение к себе.

Бессознательное. Представления о неосознаваемой психике появились еще в античной философии. Уже Демокрит проводит различие между душой, состоящей из мокрых и малоподвижных атомов, и душой, состоящей из огненных и подвижных атомов. Огненная душа соответствует разуму, ясному сознанию, влажная душа – тому, что мы сейчас назвали бы бессознательным. Средневековый философ Августин в своей «Исповеди» размышляет о внутреннем опыте субъективности, который гораздо шире, чем сознательный опыт. В Новое время Г. Лейбниц также рассуждает о неосознаваемой психике, не используя сам термин «бессознательное».

Первая развернутая теоретическая концепция бессознательного была создана в начале XX века З. Фрейдом. Принципиальное и фундаментальное отличие теоретической позиции З. Фрейда от взглядов его предшественников заключается в том, что З. Фрейд постулирует первичность бессознательного по отношению к сознанию, и отвергает позицию, представляющую бессознательное как низшую форму психической активности, которая преодолевается благодаря возникновению сознания82. Прежде считалось, что неосознаваемые проявления человека лишь недоразвитое сознание. З. Фрейд выдвинул принципиально иной тезис. Бессознательное – исходная и непреодолимая часть субъективности. Сознание – производно от бессознательного и составляет лишь незначительную часть субъективной реальности.

Бессознательное – вся совокупность психических явлений и процессов, лежащих вне сферы разума, не осознаваемых и не поддающихся сознательному волевому контролю. Граница между сознательным и бессознательным размыта, существуют такие психические явления, которые мигрируют из сферы сознания в бессознательное и наоборот. Для того чтобы обозначить границу между сознательным и бессознательным, З. Фрейд вводит понятие подсознания. Бессознательное прорывается наружу в виде сновидений, полугипнотических состояний, оговорок, описок, ошибочных действий и т.п. Именно по этим следствиям работы бессознательного можно узнать о природе бессознательного, его содержании и функциях.

Сохранив общее определение бессознательного как неосознаваемых и неподдающихся волевому контролю психических содержаний, К.Г. Юнг совершенно иначе ответил на вопрос о природе и функциях бессознательного83. По его мнению, бессознательное имеет не биологическую, а символическую природу и структурировано в виде архетипов, которые определяют основу всех переживаний, представлений и поступков человека. Бессознательное выполняет не охранительную функцию, как утверждал З. Фрейд, а компенсаторную. Бессознательное дополняет сознание до целостности. Согласно К.Г. Юнгу, бессознательное существует в личной и коллективной формах. Личное бессознательное – все психологические приобретения личного существования – продуманное и почувствованное, а затем забытое, вытесненное или подавленное. Это личный багаж человека, формирующийся в процессе его жизни. Коллективное бессознательное имеет надличностную природу, оно никогда не было предметом сознательного восприятия или чувствования. Коллективное бессознательное проявляется в виде стабильных мифологических мотивов, сюжетов и образов, которые
не зависят от исторической эпохи или культурной традиции и всюду проявляются одинаково.

В работах К.Г. Юнга можно обнаружить следующие определения бессознательного: изначальные, исконные образы, присущие целым народам и эпохам; общие мифологические мотивы всех рас и времен; основная форма всегда возвращающегося душевного переживания; психический остаток бесчисленных переживаний одного и того же типа; нормальные образцы поведения, на основе которых формируются конкретные стереотипы поведения и переживания людей разных эпох и культур. Противоположность сознательного и бессознательного не перерастает в конфликт, пока личность не отрицает своих бессознательных проявлений. Понятие целостной личности в концепции Юнга предполагает единство ее сознательных и бессознательных проявлений. Бессознательное, таким образом, совершенно необходимо для адаптации человека к реальности, поскольку позволяет наиболее полно использовать все психические инструменты. Однако в отличие от сознания, бессознательные функции не поддаются контролю воли и действуют спонтанно, когда сознательных приспособлений оказывается явно недостаточно. Аспекты проблемы бессознательного разрабатываются особенно в связи с теорией установки Д.Н. Узнадзе, который установил закономерности закрепления фиксированной установки при неоднократном повторении ситуаций, позволяющих удовлетворить данные потребности. Структура коллективного бессознательного задается архетипами.

Архетипы – универсальные структуры человеческой психики. Их понимание возможно по аналогии с априорными формами И. Канта. Однако если априорные формы И. Канта относятся к сознанию, то архетипы К.Г. Юнга имеют отношение только к бессознательному. Слово «архетип» происходит от греческого «arche» – начало и «typos» – образ; буквальный смысл термина «архетип» – изначальный, исконный образ. Архетипы – изначальные, врожденные психические структуры, образы (мотивы), составляющие содержание т. н. коллективного бессознательного и лежащие в основе общечеловеческой символики сновидений, мифов, сказок и других созданий фантазии. Остальные функции существуют на грани сознательного и бессознательного и проявляются тем или иным образом в зависимости от конкретной ситуации. Несмотря на принципиальную новизну и нетрадиционность некоторых идей К.Г. Юнга, его концепция получила широкое распространение в философии и психологии второй половины XX века и оказалась приемлемой для самопонимания человека начала XXI века. Кроме того, его идеи позволяют прояснить некоторые важные особенности проявления ментальности и менталитета.

Ментальность и менталитет. Эти понятия в философской литературе используются сравнительно недавно. Латинское слово «mentalis» дословно означает «духовный, мысленный». Впервые этот термин использовал в 1906 году французский этнограф и социолог Марсель Мосс, племянник и ученик Дюркгейма как синоним понятия «образ мыслей». Сам Дюркгейм под ментальностью понимал «Коллективное бессознательное». Основатели журнала «Анналы» Л. Февр и М. Блок использовали данный термин при изучении различных социально-культурных феноменов, как отражение «коллективного неосознанного», обращаясь именно к массовым явлениям (например, массовых умонастроений, образа мыслей и чувств, ментальности – «духа времени», а не только идей отдельных индивидуумов). Во французской литературе различаются различные особенности проявления менталитета, который по сути дела отождествляется с такими понятиями, как «воображаемое», «чувствительное», «символическое» и даже «система ценностей» и «идеология». Исследователи ментальных феноменов дают весьма неоднозначные определения: «представления», «неосознанное», «установки», «поведение»84.

Культурологи, психологи, этнологи, социологи и другие специалисты рассматривают их во взаимосвязи с концепциями своих наук. Понятие «менталитет» (ментальность) отождествляются, и толкуется (от позднелат. mentalis – умственный), как «образ мыслей, совокупность умственных навыков и духовных установок, присущих отдельному человеку или общественной группе»..П.С. Гуревич также отождествляет понятия «ментальность» и «менталитет»: «это относительно целостная совокупность мыслей, верований, навыков духа, которая создает картину мира и скрепляет единство культурной традиции или какого-нибудь сообщества»85.

В то же время делаются попытки разделить понятия «менталитет» и «ментальность». В отличие от менталитета под ментальностью понимают частичное, аспектное проявление менталитета не столько в умонастроении субъекта, сколько в его деятельности, связанной или вытекающей из менталитета. В обычной жизни чаще всего приходится иметь дело с ментальностью, хотя для теоретического анализа важнее менталитет. Следовательно, менталитет – это система ценностей, целей и убеждений, зависящая от этнических, социальных, культурных, географических, языковых и т.п. факторов, а ментальность – проявление этих факторов в поведении человека или социальной группы.

В казахстанской философской литературе больше внимания уделяется особенностям тюркского, казахского и евразийского менталитета. М. Орынбеков в статье «Основные универсалии тюркского менталитета» дает следующее определение: «Менталитет – это коллективно формируемый в обществе строй мышления и поведения, который присутствует у всех его членов и проявляется на индивидуальном уровне» Соглашаясь с этим определением, Д. Кшибеков подчеркивает, что менталитет, характерный для всего народа, проявляется в каждом человеке данной национальности. Менталитет народов зависит от особенностей образа жизни, формируется под влиянием географических, материальных, социально-политических, идеологических и других фактров.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252