Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

8.8. Неоевразийство

После распада СССР идеи евразийства стали особенно актуальны. Современная геополитика дала неоевразийской философии научный арсенал, рациональную и действенную методологию, актуальность и применимость к реальной политике. Отцы-основатели евразийства исходили из гениальных догадок и интуиций. Благодаря геополитике их наработки приобрели научный характер. Научное изложение евразийской геополитики изменило статус евразийского мировоззрения. Теперь это не только философская идея, это еще и инструмент стратегического планирования. Сейчас неоевразийская философия представляет собой стройный историко-ре­гионоведческий аппарат, позволяющий осмыслить и осознать тончайшие нюансы в религиозной жизни различных государств и народов. Интерес к евразийству в 80-е годы ХХ века был связан в первую очередь, с популярностью
трудов Л.Н. Гумилева.

Гумилев Лев Николаевич (1.10.1912–15.06.1992), российский историк, географ, доктор исторических (1961) и географических (1974) наук, академик РАЕН (1991). Сын Н.С. Гумилева и А.А. Ахматовой. Создатель учения о человечестве и этносах как биосоциальных категориях; исследовал биоэнергетическую доминанту этногенеза (назвал ее пассионарностью). Труды по истории тюркских, монгольских, славянских и др. народов Евразии. Подвергался репрессиям в 1930–50-е гг. Себя Гумилев называл «последним евразийцем». Сквозной идеей многочисленных работ Л.Н. Гумилева было положение о том, что история человечества есть история антропосферы. По его мнению, основным субъектом антропосферы является этнос, который представляет собой общность людей не столько генетически, сколько взаимным тяготением, «комплиментарностью», общностью менталитета и культуры, обусловленной, прежде всего, общей историей своего развития и ландшафтом территории обитания.

Моисеев Никита Николаевич (23.08.1917–29.02.2000). Академик АН СССР (1984), академик РАН (1991) Моисеев Н.Н. был представителем блестящей плеяды ученых XX века. Он был крупным специалистом в области механики, прикладной математики и теории управления.

В книге «Современный рационализм» Моисеев писал: «Мне хочется назвать XX век не веком катастрофы, как иногда его называют, а веком предупреждения. События нынешнего века позволили нам заглянуть за горизонт – мы увидели лицо реальности, которая нас может ожидать – ожидать нас всех, все человечество. Пережитые годы и события нас действительно предупреждают. Но одновременно и дают нам шанс, ибо мы поняли – еще многое сделать не поздно. Но для этого нужны Коллективные Решения и Коллективная Воля! Я убежден в том, что мир идет к рациональному обществу, в котором при всем многоцветии палитры культур, необходимого для обеспечения будущего Человеку, утвердится единство без национальных границ, национальных правительств и конфронтации».

В начале 70-х годов им впервые была выдвинута идея о единственно возможном пути развития человечества – коэволюции человека и биосферы, ставшая в настоящее время общепринятой. Разработанная вместе с учениками система моделей биосферы и климата позволила в 1983 г. сделать ставшие всемирно известными численные расчеты последствий полномасштабной ядерной войны, получившие название «ядерная зима». Проблема эволюции биосферы привела Моисеева Н.Н. к формулировке вопросов методологического характера и разработке системы взглядов, получившей название универсального эволюционизма.

Завещанием Моисеева звучат строки из последней его прижизненной публикации: «Одной из самых страшных бед современной России я считаю то, что едва ли не четверть русского народа оказалась за границами нашего государства, что многие русские люди превратились в иностранцев, причем нежелательных, в своей собственной стране. В условиях нашего запустения, вечного безденежья помочь этим людям как следует мы не можем. Но обязаны – не перед иностранцами, а перед русскими, перед своей совестью – сказать во всеуслышание: «Мы – разделенная нация!» Сказать всем нашим зарубежным соотечественникам: «Мы, русские, живущие у себя в России, не забыли вас, помним о вас, не отрекаемся от вас и сделаем все возможное для вашего благополучия».

Дугин Александр Гельевич (род. 7.01.1962) – российский философ, политолог, основатель «правой» ветви «неоевразийства».

В одной из своих последних работ «Археомодерн» Дугин высказывает мысль о том, что главной проблемой современной России является то, что и общество, и власть пребывают в «раздвоенном» состоянии, когда на сознательном уровне признаются ценности Просвещения, абсолютно не понятые и не усвоенные в России. В качестве выхода Дугин предлагает постепенное «лечение» этого состояния, которое он назвал «археомодерном», через отказ от абсолютизации ценности «рацио» и создание собственной русской рациональности.

Не со всеми доводами соглашаются критики дугинского неоевразийства. Прежде всего, вызывает возражение так называемый «первый закон геополитики» – идея о вечной борьбе между континтинентальной и морской цивилизациями (теллурократии и талассократии). «Извечной борьбы Суши и Моря не было»48. Не обходят стороной дугинские построения и давние критики евразийства, современные эмигранты, отказывая им в теоретической и академической состоятельности49.

Орлова Ирина Борисовна, доктор философских наук, профессор, заведует отделом социологии истории и сравнительных исследований ИСПИ РАН, главное внимание уделяет компаративистике цивилизаций – сравнительным исследованиям в социологии. В монографиях «Евразийская цивилизация. Социально-историческая ретроспектива и перспектива» (1998) и «Современные цивилизации и Россия» (2000) показала своеобразие существующих параллельно с Западной других цивилизаций, в том числе Евразийской цивилизации, которую рассматривает как одну из культурно-исторических систем. Евразийская цивилизация как культурно-историческая система сложилась в ходе более чем тысячелетнего опыта взаимодействия народов, населяющих «срединный континент». Орлова подчеркивает, что концепция единой «общечеловеческой цивилизации», «общечеловеческих ценностей», «общечеловеческой культуры» не имеет социально-исторической основы. Поэтому идея евразийства содержит в себе значимость развития национальных культур, уникальность и неповторимость каждой нации и народа, роль в жизни народа собственной высшей национальной идеи и неподражательного развития. Евразийская идентичность или общеевразийский национализм способны на социально-психологическом уровне цементировать единство народов Евразии.

Евразийская идея в казахстанской философии. Президент Казахстана Н.А. Назарбаев еще в марте 1994 г., выступая перед преподавателями и студентами Московского государственного университета, первым среди руководителей государств постсоветского пространства высказал идею создания Евразийского союза как единственную возможность сохранить в условиях глобализации культурный суверенитет и занять достойное место в мировом сообществе. Президент Казахстана принял участие в открытии международной научной конференции «Идеи евразийства в научном наследии
Л.Н. Гумилева» в Казани. Он отметил, что «осознание сегодня культурно-исторической общности, общих евразийских корней становится мощным стимулом интеграции в XXI веке». Назарбаев подчеркнул: «Высокий уровень взаимопонимания и сотрудничества между народами России и Казахстана базируется на мощном фундаменте нашего общего прошлого, ведь истоки дружбы и добрососедства уходят в древнюю историю Срединной Евразии. Именно тогда, в глубине веков, в менталитет наших народов была заложена общая евразийская матрица»50 (курсив мой – Ю.Ш.). В лекции «К экономике знаний через инновации и образование», с которой Президент выступил в Евразийском национальном университете им. Л.Н. Гумилева, Н.А. Назарбаев подчеркнул: «Евразийская Идея как теория была рождена в прошлом веке. Но уверен, что евразийская идея как практика организации новой жизни будет воплощена в этом веке. Евразийство – одна из главных идей XXI века»51.

На встрече со студентами в Шымкенте в сентябре 2005 г. Президент Н.А. Назарбаев высказал свое представление о взаимоотношениях между людьми современного общества: «Нормальное развитие каждой личности может быть только в стране, где все люди разные, но каждый услышан. Если мы однажды проснемся и увидим – мы все одинаковые. Вы думаете, мы начнем лучше понимать друг друга или больше уважать? Скорее всего, мы начнем находить недостатки в поведении, в манерах и прочем. Так устроен человек, мы ищем друг в друге себя. И нужно научиться ценить и уважать людей и за то, что они разные, воспитывать терпимость, как сейчас говорят –толерантность… Цените добрые отношения друг к другу смолоду. Позже станет понятно, что это и есть главная ценность в жизни».

Изучению казахстанской цивилизации и менталитета посвящены исследования казахстанских философов как Г. Есим, А. Нысанбаев, Д. Кшибеков, С.Ю. Колчигин, М. Орынбеков, М.З. Изотов, Г.Г. Соловьева, Т. Бурбаев, Е. Омаров и другие52. Большой вклад в разработку евразийских концепций внесли международные конференции и симпозиумы «Восток – Запад: диалог культур»53. Стало традицией ежегодно в первых числах октября
проводить Международные научные форумы в стенах Евразийского Национального университета имени Л.Н. Гумилева. На форумах постоянно поднимаются актуальные вопросы теории и практики казахстаники, выделяется его роль в современной жизни не только Казахстана, но и сопредельных стран54.

Нысанбаев Абдумалик (род. в 1937). Размышляя над проблемой особенностей мироотношения Запада и Востока, казахстанский философ А. Нысанбаев считает, что главным принципом мироотношения Запада является – предметно-практическая деятельность, цель которой состоит в покорении внешнего мира и подчинения его господству человека, а главным принципом Востока – деятельность внутренняя, психодуховная, цель которой состоит в самосовершенствовании человека. Отмечая преимущества и очевидные негативные стороны обоих типов мироощущения, он подчеркивает, что именно евразийство в идеале есть средоточие этих двух полюсов человеческой культуры, евразийство в своей сущности есть особый тип мироотношения, пронизанный нравственным началом и способный благодаря своему практически-гуманистическому потенциалу, стать также и интегральным, т.е. преодолеть крайности Запада и Востока и синтезировать их лучшие черты. «Евразийство как «метафора большого явления» – это прообраз совершенно нового отношения человека к миру, новой формы жизни, единственно достойно отвечающей вызовам третьего тысячелетия». И далее А. Нысанбаев отмечает, что «евразийская философия взаимопонимания», основанная на добрососедских межгосударственных отношениях и интеграционных процессах в евразийском пространстве «вполне естественное проявление глубинной сути евразийства»55.

Задача определения национальной идеи. Такая задача ставилась неоднократно, начиная с падения Византии: «Москва – третий Рим», «Окно в Европу», «Самодержавие, Православие и Народность», «Наша цель – Коммунизм». Под пером Ф.М. Достоевского родился термин «русская идея», которую он считал «синтезом всех тех идей, которые с таким упорством, с таким мужеством развивает Европа в отдельных своих национальностях»56. В разные периоды истории России концепцию «русской идеи» пытались обосновать Н.М. Карамзин и А.С. Хомяков, В.С. Соловьев и Н.Ф. Федоров, Н.А. Бердяев и К.Н. Леонтьев, В.В. Розанов и И.А. Ильин, Л.П. Карсавин, Н.С. Трубецкой и другие. Однако, по словам одного из основателей евразийского движения начала ХХ века Н.С. Трубецкого, основные идеи, «являвшимися по существу разными комбинациями идеи европейской великодержавности России, и идеалов европейского прогресса, именно поэтому были бесплодны и праздны…подмостки, на которых велся весь спор, подмостки оказались живыми, зашевелись, стены здания треснули, повалились, похоронив под собой часть инженеров, спор о крыше потерял всякий смысл»57.

Самый раз следует вернуться к упомянутому уже Н.С. Трубецкому, который подчеркивал, что и правые, и левые и умеренные, консерваторы, революционеры и либералы – все «изменения и реформы, которые они считают необходимым внести в политический строй или политические идеи, касаются только этого строя и этих идей, но не самого культурного контекста. Между тем для евразийства самым важным является именно изменение культуры» (Трубецкой 2004: 389). Как известно, евразийцы считали необходимым отказаться от слепого копирования европейских клише, а создавать новую культуру и новую политическую идеологию. Наиболее приемлемой идеологией для постсоветских стран в условиях современной глобализации является евразийская идея.

Формулирование национальной и евразийской идеи важно особенно сегодня, когда тень Апокалипсиса угрожает, то ядерной, то экологической, то демографической, то межрелигиозной и террористической катастрофой. Разные в своем мировоззрении славянофил А. Хомяков, экуменист Вл. Соловьев, космист Н. Федоров, создатель водородной бомбы, неолиберал А. Сахаров едины в одном: спасать надо не только человека или отдельную страну, а человечество в целом. «Спасение страны, – утверждает А.Д. Сахаров, – в ее взаимодействии со всем миром и невозможно без спасения всего человечества» (Сахаров). Мессианскую задачу перед Россией ставили не один раз, вот только как преодолеть намерения современной администрации США спасти мир, навязывая человечеству свое американское представление об интересах и ценностях, которые идентифицируются с ценностями и интересами всего человечества.

Каждая из выше названных задач, безусловно, крайне важна как для российского общества, так и тех стран, которые в условиях олигархической суверенной демократии пытаются решить их, но без особого успеха. Хотим мы того или не хотим, но евразийские страны постсоветского пространства будут вынуждены интегрироваться в экономической, политической и культурной сферах. «Общая культура» евразийских народов составляет ядро ментальности евразийской цивилизации. Сегодня в условиях агрессивного наступления американских ценностей ничего не имеющего общего с общечеловеческими ценностями, важен ментальный иммунитет, способный защитить каждую из национальных культур от деформации. Есть мнение, если переносить ценности одной цивилизации в другую, то такое общество обречено на упадок и деградацию, так как его внутренние защитные реакции не исчезнут «от нежелания их использовать», а будут продолжать противостоять новым формам внешних воздействий. Пусть даже эти «воздействия» окажутся и желанными для определённых кругов политической элиты, которая в отличие от прежних национальных элит, в условиях глобализации, с одной стороны выражает только свои собственные интересы, в то же время, являются по терминологии А.С. Панарина, «агентами глобализма», выражая интересы всемирной элиты.

Национальный менталитет. Ментальность, как и родителей, человек не выбирает, она сохраняется и видоизменяется в его подсознании на протяжении всей его жизни. Не все способствует пониманию этого феномена. К сожалению, в философско-политической литературе до сих не разведены такие понятия как «этнос», «нация», «национальность», «народ», что вносит терминологическую путаницу. Так, например, Ю. Бромлей считает, что для этноса характерны устойчивость и наглядность, а Л.Н. Гумилев – стереотип поведения, ощущение комплиментарности и традиции. Л. Гумилев утверждает, что понятие «этнос» нельзя отождествлять с понятиями общество, раса или популяция. Он считает, «этнос» явление не социальное или биологическое, а «явление географическое, всегда связанное с вмещающим ландшафтом, который кормит адаптированный этнос»58.

Евразийский менталитет. Особенности менталитета, в том числе евразийского определяются историко-географическими, социально-экономическими, религиозными и этнополитическими условиями совместного проживания народов Евразии в процессе формирования евразийской цивилизации на протяжении двух тысячелетий. Евразийская цивилизация адаптировала языческие традиции и духовность суфизма и монорелигий к многообразию национальных культур. Н. Бердяев подчеркивал, что Россия должна сознавать себя соединителем двух миров Востока и Запада, а не разделителем. Для евразийского менталитета характерно стремление к абсолютной свободе и абсолютной любви, к толерантности и терпимости.

Можно родиться и жить в Европе или в Азии, но быть евразийцем по своему менталитету. И наоборот жить в Евразии, а по менталитету быть европейцем или азиатом. Евразийцу в полной мере присущи чувства дружбы, равенства и равноправия. Евразиец – скорее интернационалист, чем космополит, сторонник толерантного отношения между людьми различных наций и рас, основанного на взаимопонимании, взаимном доверии, взаимообогащении культур, ценностей, знаний и технологий. Евразиец проявляет терпимость к чужим мнениям, верованиям, поведению, обладает обостренным чувством справедливости, стремлением к образованию и повышению квалификации, владеет русским языком как языком межнационального общения.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252