Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

6.1. Идеализм немецкой классической философии

Расцвет западной философии 19 века связан с развитием философии в Германии, которая в экономическом отношении была не самой передовой в Европе. Это был век укрепления абсолютизма в немецких землях, но рост национального самосознания, сопровождался стремлением к объединению страны, а также расцветом науки и искусства. Наибольший вклад в развитие немецкой классической философии внесли И. Кант, Г. Фихте, В. Шеллинг, Г. Гегель, Л. Фейербах, К. Маркс и Ф. Энгельс. Основоположником немецкой классической философии является И. Кант.

Кант Иммануил (22.4.1724–12.2.1804) родоначальник немецкой классической философии, профессор университета в Кенигсберге, иностранный почетный член Петербургской АН (1794). Кант попытался ответить на вопросы: «что я могу знать?», «что я должен делать?», «на что я могу надеяться?». В творческой жизни Канта выделяют два периода: докритический (до 1770 г.) и критический. В первый период интересы Канта носят преимущественно естественно-научный, натурфилософский характер. В это время им написан трактат «Всеобщая естественная история и теория неба» (1755), в котором обосновывается космогоническая гипотеза, получившая позднее название теория Канта-Лапласа. Со времени появления работы «О формах и принципах чувственно воспринимаемого и умопостигаемого мира» (1770) ведется отсчет начала критического периода его творчества. Работа над главным трудом этого периода – «Критика чистого разума» затянулась на долгие годы. Название этого периода – критический – обозначает сущность нового подхода Канта к задачам философии. Это проявляется как в исследовании условий возможности самих предметов философского интереса (познания, морали, религии, эстетики и т.п.), так и в критическом восприятии всякого догматизма. Кант испытал на себе влияние многих мыслителей, но из их числа следует выделить, прежде всего, Ньютона, Руссо и Юма.

«Критика чистого разума». В данной работе Кант выявляет условия нашего познания. Мы можем знать лишь мир явлений – феномены, но не то, что является в нем, а потому вещи (вещи в себе – ноумены) непознаваемы. Явления – это не только данные опыта, но и формы познания, в которых они закреплены. Необходимое и всеобщее в явлениях есть выражение априорных форм познания, а разнообразное и изменчивое в них относится к данным опыта. Являющийся нам мир предстает в качестве целого, проникнутого законом и порядком, источниками, которых являются априорные формы познания. Поскольку причины законосообразности мира заключены в самом нашем уме, то можно сказать, что рассудок законодательствует в природе. Последнее означает, однако, не произвол нашего рассудка, а восприятие природы в форме закона и закономерности. Различение а) мира явлений и б) мира вещей в себе позволяет Канту ввести важные для его философии понятия трансцендентального и трансцендентного. У Канта они получают следующее значение: трансцендентальный означает имеющий признаки априорности; трансцендентный же указывает на нахождение чего-либо за пределами или границами опыта.

Учение об априорных формах чувственности – пространстве и времени – составляет предмет первой части «Критики чистого разума» – «Трансцендентальной эстетики». Априорные формы чувственности – пространство и время, а априорные формы рассудка – категории – сведены Кантом в четыре группы:

1) количества;

2) качества;

3) отношения;

4) модальности.

Каждая из групп заключает в себе по три категории и, таким образом, общее их число равно двенадцати – по числу логических видов суждений. В то же время содержание этой части «Критики» призвано дать ответ на вопрос «Как возможна математика?» Кант полагает, что пространство и время – наши собственные формы созерцания. Математика как наука имеет дело с пространством и временем как с чистыми формами созерцания, при этом геометрия основывается на пространстве, а арифметика – на времени.

Во второй части работы – «Трансцендентальной аналитике» – Кант анализирует процесс познания, осуществляемый рассудком. Здесь в центре внимания – обоснование априорного характера категорий и принципов. Завершающая часть «Критики чистого разума» призвана ответить на вопрос «Как возможна метафизика?» В составе человеческого познания обнаруживается явная склонность к объединению рассудочных операций под формой идеи. В этой направленности к объединению проявляется характерное действие человеческого разума. Каковы же априорные идеи чистого разума? Таких идей, по Канту, три:

1) душа;

2) мир;

3) Бог.

Именно они лежат в основе нашего естественного стремления к объединению всего познания, подчинения его единым целям. Эти идеи оказываются предельными идеями нашего познания, и в этом смысле они обладают априорным характером. В отличие от категорий рассудка идеи имеют отношение не к содержанию опыта, а к чему-то находящемуся за пределами всякого возможного опыта. По отношению к рассудку идеи разума выступают как обозначение никогда не достижимой задачи, поскольку средством познания чего-либо, лежащего за пределами опыта, они быть не в состоянии. Из факта существования этих идей в нашем уме отнюдь не следует факт их действительного существования. Идеи разума имеют исключительно регулятивное значение, и, следовательно, науки, которые сделали своим предметом изучение а) души, б) мира и в) Бога с помощью разума, оказываются в проблематичном положении. В своей совокупности (а) рациональная психология (учение о душе), (б) рациональная космология (учение о мире в целом) и (в) рациональная теология (учение о Боге) и образуют собой основные разделы метафизики. Методы метафизических наук ведут совершенно закономерным образом к неустранимым и неразрешимым в пределах самого разума антиномиям. Последние означают, что мы в состоянии доказать совершенно противоположные утверждения:

а) ограниченность и неограниченность мира во времени и пространстве;

б) подчиненность всего действию причинности и наличность отрицающей ее свободы воли;

в) бытие Бога и его отсутствие.

Все это свидетельствует по Канту о невозможности для метафизики быть наукой. Предметы ее познания находятся за пределами опыта, а потому достоверным знанием мы обладать не в состоянии. Такая возможность имеется не в рамках научного познания, а лишь с помощью практического разума, другими словами – в сфере нравственности. Позднее Гегель отметил большое значение кантовских антиномий как диалектического элемента его взглядов. Появление антиномий связано с диалектическим характером процесса познания, в частности с противоречием между формой и содержанием.

«Критика практического разума». Предмет следующей «Критики» Канта – практический разум, то есть, условия возможности способности человеческого ума к моральному действию. Кант желает выявить, что такое чистый практический разум, а это позволит определить законность притязаний практического разума. В то время как практический разум действует в сфере ноумена, теоретический находится в пределах феноменов. Это дает преимущество практическому разуму над теоретическим, так как ему открывается недоступное для последнего. Для обоснования морали мы не имеем права апеллировать ни к чувственным импульсам, ни к опыту. Источник морального действия заключен в законе, который воля предписывает самой себе. Это и составляет основания автономности (самостоятельности и независимости) морали. Этот моральный закон – категорический императив Канта. Императив – это объективный практический принцип, значимый для всех. Кант выделяет два их вида: гипотетический и категорический. Первый в своей формулировке предполагает определенную цель, ради которой приходится действовать – если хочешь того-то, то действуй таким-то образом. В отличие от него категорический императив определяет волевую направленность действия независимо от желаемой цели, он определяет ее в полной независимости, от чего бы то ни было, как обусловленную ее собственным законом. Что это за закон? Как закон он должен удовлетворять признакам всеобщности и безусловности. Следовательно, в качестве требований могут быть выставлены лишь такие, что применимы к поведению всех людей, во всякое время и во всяком месте. Подобное требование может быть только одним, хотя и формулируется различным образом. У самого Канта имеется несколько формулировок категорического императива:

1) «Поступай согласно такой максиме, которая в то же время сама может стать всеобщим законом»;

2) «Поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице и в лице всякого другого как к цели и никогда не относился бы к нему только как к средству».

«Критика способности суждения» посвящена изучению законов целесообразности суждений. Суждения, фиксирующие эстетические переживания, называются Кантом «суждениями вкуса». Суждения вкуса изоморфны моральным суждениям: они так же бескорыстны, необходимы и всеобщи (правда, субъективно). Поэтому прекрасное для Канта выступает символом доброго. Прекрасное нельзя смешивать с приятным, которое целиком субъективно и случайно. От чувства прекрасного Кант отличает также чувство возвышенного, вырастающее из осознания морального величия человека перед лицом громадности мира.

Субъективный идеализм. Одним из самых оригинальных мыслителей во всей новоевропейской философии является И.Фихте.

Фихте Иоганн Готлиб (19.5.1762–29.1.1814), немецкий философ, представитель немецкой классической философии. Профессор Йенского университета (1794–99), был вынужден оставить его из-за обвинения в атеизме. В «Речах к немецкой нации» (1808) призывал немецкий народ к моральному возрождению и объединению. Профессор и первый выборный ректор (1810) Берлинского университета. Отвергал кантовскую «вещь в себе»; центральное понятие «Наукоучение» – «учение о науке» Фихте (цикл сочинений «Наукоучение») – деятельность безличного всеобщего «самосознания», «Я», полагающего себя и свою противоположность – мир объектов, «не-Я». Диалектика бесконечного процесса творческого самополагания «Я» в переработанном виде была воспринята Ф.В. Шеллингом и Г. Гегелем. Фихте оказал большое влияние на современников. Его тезис о круговой природе философской системы был подхвачен Ф.В. Шеллингом, Г.В.Ф. Гегелем, Л. Фейербахом и даже А. Шопенгауэром, который на словах не хотел иметь ничего общего с Фихте. Не меньшее влияние имела его идея использования противоречий для поступательного движения мысли в философских дедукциях.

Трансцендентальный идеализм. Дополнить наукоучение Фихте натурфилософской частью решил его талантливый последователь Ф. Шеллинг.

Шеллинг Фридрих Вильгельм (27.1.1775–20.8.1854) исходит из принципа тождества духа и природы, понимаемых всего лишь как разные проявления единой деятельной сущности – Абсолюта. Под влиянием Фихте написаны «О возможности формы философии вообще» (1794), «Я как принцип философии» (1795), «Письма о догматизме и критицизме» (1795). Главная его работа «Система трансцендентального идеализма» (1800).

Абсолютное тождество Шеллинга есть первоначальная сущность. Сила, изливающаяся в природе, тождественна с силой, обнаруживающейся в духовном мире. Творческая деятельность Абсолюта раскрывается во множестве форм – от низших до высшей. То же самое творчество, уже как тождество теоретической и практической деятельности, можно найти в субъективном интеллекте. Здесь таким характером обладает эстетическая или художественная деятельность, способная с наибольшей полнотой выразить природу творческого начала. Идеальный мир искусства и реальный мир объектов являются продуктами одной и той же деятельности, которая, творя бессознательно, создает действительный мир природы, а творя сознательно, эстетический мир искусства. Весь мир – это живое произведение искусства. Объективный мир есть лишь первоначальная бессознательная поэзия духа. Поэтому именно искусство Шеллинг ставит на самое высокое место в своей системе. В нем раскрывается тайна мира, тождество идеального и реального. В искусстве мы видим и воплощение идеи, и то как интеллект творит природу. В силу этого философия искусства – венец философии. Шеллинг развивает учение об интеллектуальной интуиции как об искусстве трансцендентального созерцания.

Абсолютный идеализм. Вершиной немецкой классической философии, как считал сам Гегель, является философская система Г. Гегеля.

Гегель Георг Вильгельм Фридрих (27.8.1770–14.11.1831) считал, что его философия являлась завершением всего предшествующего развития философии. Основные его сочинения: «Феноменология духа», (1807); «Наука логики», части 1–3, (1812–16); «Энциклопедия философских наук», (1817); «Основы философии права», (1821); лекции по философии истории, эстетике, философии религии, истории философии (опубликованы посмертно).

Разумное развитие мира – основная тема гегелевского мировоззрения. Реализуя принцип тождества реального и идеального, Гегель создает систему философии, охватившую все области человеческого знания. Сущее в основе своей есть мысль, так что «все действительное разумно, а все разумное – действительно». Идея есть истина, и все истинное есть идея. Но для него большее значение имеет система, чем личность. Систематическое развитие идеи, производящее мир, должно быть доказано, необходимо развернуто. Высшее откровение Божественной идеи не религия, не искусство, а философия, как ее познание и самопознание в элементе чистого мышления. Каждая ступень эволюции мирового духа имеет свою особую форму в истинной системе философии: ничто не потеряно, все принципы сохранены. Главный пафос философии Гегеля состоит в признании логической «прозрачности» мира, вере в силу рационального начала и мировой прогресс, диалектичность бытия и истории. Процесс мышления есть необходимое движение мысли, подчиненное законам собственной логики. Гегель предложил и обосновал проект особой, диалектической логики, воплотившей в себе сущность его абсолютной философии, его диалектический метод. Поэтому он не мог принять восточный способ мышления: «То, что мы называем восточной философией, представляет собой вообще в гораздо большей мере религиозный способ представления и религиозное мировоззрение восточных народов, которое очень легко можно принять за философию»37. То, что это именно так, Гегель попытался показать в своих лекциях по истории философии.

Первый раздел философии Гегеля образует логика, где представлен весь путь развития абсолютной идеи, начиная с самых простейших ее форм. Второй раздел гегелевской системы – натурфилософия. Здесь Гегель представил ряд категорий уже в формах природных процессов и образований. Переход от логического к природному образует собой предпосылку для будущего синтеза, реализующегося в Абсолютном духе и составляющего последний раздел системы – «Философию духа». Здесь Гегель излагает свое учение о субъективном, объективном и абсолютном духе. Предмет первой части философии духа – феноменология, антропология и психология человека, второго – право, мораль и нравственность и, третьего – искусство, религия и философия.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252