Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

ВВЕДЕНИЕ

Травма нередко сопровождается тяжелыми висцеральными осложнениями, отягощающими течение раневого процесса и даже нередко определяющими его исход. Поэтому изучение этой патологии всегда актуально. Но в таких исследованиях ортопеды-травматологи участвуют крайне редко, так как неудовлетворительно знают висцеральную патологию. Сегодня отсутствует даже сам подход к обследованию и лечению травмированного человека, к изучению интернистских аспектов травмы, традиционному для отечественной клиники в прошлом [5]. Нет после травм целостной картины патологии внутренних органов и регулирующих систем.

Своеобразное отношение к оценке состояния больного после травм сложилось в условиях чрескостного остеосинтеза. В начальный период становления чрескостного остеосинтеза у Г.А. Илизарова не было оборудования для диагностики изменений во внутренних органах и системах и, как первая мера, стала интенсивно культивироваться и внедряться идея о том, что наложение аппарата устраняет любые нарушения функций внутренних органов и оказывает даже санирующий эффект. Такая идея пришлась по душе травматологам и ортопедам: со 2–3-го дня поднимай больного с кровати, заставляй ходить, а врач, радуйся такому эффекту. Больше ничего и не нужно. Если что-то его тревожит, то после выписки будут устранять врачи в поликлиниках. А в них врачи беспомощно разводят руками и говорят: в центре Г.А. Илизарова придумали металлическую конструкцию и, не изучив, какие изменения она может вызвать в организме и как их устранять, навешивают ее на человека. Ведь прежде чем накладывать ее больному они должны были бы выяснить сущность происходящих изменений, возможные осложнения, установить меры для их профилактики, а мне, как будущему врачу, в мединституте об изменениях после наложения металлических конструкций ничего не говорили. На то у Г.А. Илизарова и научный центр, чтобы все знать и качественно лечить, а не посылать больного в поликлинику, где кроме стола, стула и бланков для выписки лекарств больше ничего нет».

В 1974 году Г.А. Илизарову, как директору недавно (8 декабре 1971 года) созданного института, разрешили закупить оборудование (на сто тысяч долларов) на международной выставке «Здравоохранение-74». Предупредили, что оборудование должно быть новейшим, которого в стране нет. Он купил приборы для оценки функций органов и систем, минеральной плотности костей скелета и определения биологически активных веществ. И с этого времени начались всесторонние исследования. Собирали уникальнейший материал, так как такое диагностическое оборудование было единственным в стране. Для работы на нем институту было выделено 48 штатных единиц и бесплатно поставлялись импортные расходные материалы. Дополнительно по клинике Илизаров выделил 12 штатных единиц. Ежегодно было 5 аспирантов. Активно подключились к работе аспиранты и сотрудники Курганского госуниверситета и вскоре даже создали у себя кафедру гастроэнтерологии для обследования спортсменов.

Наш многолетний опыт (38 лет) обследований больных после травм и в процессе уравнивания длины врожденно укороченных конечностей, осуществление широкого круга клинико-физиологических и других специальных исследований, позволила нам представить описание всего комплекса висцеральных изменений [36, 37], возникающих при чрескостном остеосинтезе. Результаты свидетельствовали о том, что осложнения при лечении травм возникают не от случайных или незакономерных причин, а имеют сложные патогенетические причинно-следственные взаимоотношения с раной. Место травмы –
это всего лишь «первичный эффект». Он обусловливает возникновение изменений, эволюцию процесса и предопределяет смену, если своевременно не приняты все необходимые меры профилактики изменений в течение клинических периодов формирования регенерата. Казалось бы травматолог и ортопед, опираясь на результаты исследования функционального состояния внутренних органов, должны были бы формировать представление о сущности процесса регенерации, его динамике, что поможет им предвидеть развитие органопатологии и своевременно ее устранять. Поэтому понятно, что в общепатологическом плане место травмы или уравнивания длины укороченной конечности нельзя рассматривать изолированно от других органов или систем. Оно становится составной частью изменений в органах и возникающих синдромов. Это обосновывает принципы общетеоретической стратегии после травм и при уравнивании длины врожденно укороченных конечностей. Она по своей сути является патогенетическим обоснованием, создает и оптимизирует условия компенсации нежелательных последствий в органах и системах.

Функциональные изменения в органах и системах иногда клинически проявляются нерезко и незначительно, но ограничивают физическую активность человека и требуют восстановительного лечения в ходе реабилитации. Травматологи и ортопеды в условиях чрескостного остеосинтеза очень давно стали констатировать у мужчин и женщин задержку минерализации регенерата на несколько месяцев, но никакого интереса не проявляли к выяснению причин. А они заключались в существенно сниженной концентрации половых гормонов [34, 38]. Поэтому нами и начались всесторонние исследования менструального цикла (МЦ) у женщин, и состояния половой функции у мужчин. Но клиницисты никогда не хотели и по сей день сознательно не хотят этого знать. Зачем думать о том, что после лечения аппаратом молодая женщина может быть выведена на бесплодие, а зрелая – на преждевременный выход в постклиматерический период. Нередки были суждения: «У нас только накладывают и снимают аппарат!» И когда говоришь, что халатность и сознательное нанесение вреда здоровью человека, может привести к нежелательным последствиям для врача, равнодушно взирают на все. Ведь никого еще не наказали за это! И нам все сойдет с рук! «Еще мы будем разбираться с менструальным циклом!»

Задачей настоящего исследования явилась подробное изучение состояния и оценка половой функции, как источника половых гормонов, изменение их концентрации после травм и уравнивании длины укороченной конечности, так как от них зависит минерализация формируемого регенерата.

Естественно возникает вопрос: «Кто-нибудь ее уже изучал? И сразу же отвечаем: «Половая функция у ортопедо-травматологических больных совершенно не изучена» по следующим причинам:

1. Травма порой настолько существенна, что состояние половой функции в первое время после нее кажется человеку малозначимой. Но, если не принимать в это время энергичных мер для восстановления, то выраженность изменений будет усиливаться и могут произойти необратимые изменения. А люди ведь нередко приходят, например, на уравнивание длины укороченной конечности или на исправление деформаций, чтобы затем родить ребенка и перед ним не было стыдно, что мать или отец у них калека. Родители ведь – это гордость ребенка, а если они больные, то это постоянно травмирует его психику. Поступая на лечение, обычно никто из пострадавших и не предполагает, что в ходе лечения будет нарушена половая функция, а врачи никак не будут это учитывать и незамедлительно принимать меры для ее восстановления. Ведь травматолог – это врач, который перепробовал себя в нескольких медицинских специальностях и не нашел там себя. И осталось последнее – накладывать и снимать аппарат. Вроде бы что-то получается – так крути гайки и все. Искусство врачевания не нужно. Больше такой врач ничего не знает и, главное, не хочет знать. А лечение, иногда протекает тяжело, занимает несколько лет. В таких условиях сохранить эту хрупкую функцию даже при огромных усилиях врачей не всегда возможно. Это же относится и к женщинам после 30 лет, которые раньше времени могут оказаться в постклимактерическом периоде, когда наваливаются такие тяжелые страдании, как инфаркт, инсульт, тромбоэмболическая болезнь и другие. Мужчинам, так же непросто, если существенно уменьшается концентрация половых гормонов и в сперматозоидах происходят серьезные изменения. В итоге то, что после травмы или при уравнивании длины врожденно укороченной конечности казалось несущественным и неважным, становится доминирующим. Люди задают себе вопрос: «Для чего ты живешь, если не можешь воспроизвести и воспитать себе подобных? Получать радость от общения с детьми или внуков».

2. Травматологи и ортопеды вследствие пренебрежительного отношения к половой функции, а порой и полной безграмотности в вопросе о роли половых гормонов в репаративном процессе, не указывают в историях болезни, бывают ли у больной менструации, не говоря уже о том, чтобы определить какой вид нарушений менструального цикла (МЦ) у нее. И говорят: «Я ведь ортопед-травматолог, зачем мне нужно знать МЦ». Ответ всегда звучит однозначно: «Раз ты что-то нарушаешь, то восстанови нарушенное!»

3. Сегодня имеются научные исследования о важной роли половых гормонов в удержании минеральных веществ в скелете, где только за первые три года после наступления менопаузы количество минералов в позвоночнике уменьшается на 18 %. Не менее существенная деминерализация у спортсменок на фоне аменореи. Убедительные данные об изменениях у мужчин привел Morgulies [86]: у молодых солдат при интенсивных физических тренировках (по 8 часов в день, в том числе и с вещевым мешком) наблюдалась деминерализация костей скелета. У 40 % возникли переломы костей бедра и голени.

4. Вместе с тем недооцениваются достаточно хорошо известные данные о том, что анаболические стероиды, вводимые за неделю до операции и в течение 2–3 недель после нее у больных, страдающих от остеомиелита, например, способствуют накоплению белка в организме и лучшим результатам лечения.

Самая главная беда при лечении переломов и формировании регенератов – отсутствие или крайне слабая регенерация. Причина ее – фактически отсутствующая вначале микровибрация мышечных волокон, энергия которых по законам природы должна перемещать питательные вещества к месту регенерации, минералы и гормоны из интерстициального пространства к месту регенерации и удалять продукты распада тканей. Сущность того, что происходит в месте травмы или формирования регенерата – слипание коллагеновых волокон и их минерализация минералами из близлежащих концов костных фрагментов. Микровибрация налаживается намного позднее.

Половая функция нами изучается с 1983 года как одно из звеньев гормональной регуляции репаративного костеобразования. Изучался механизм регуляции половой функции, начиная от сдвигов в коре головного мозга и через гипоталамус и гипофиз к надпочечникам и к половым железам. Выяснялась взаимосвязь между концентрацией половых гормонов и содержанием минеральных веществ в регенерате и костях скелета [28, 39].

Первые диссертации, выполненные аспирантами, были посвящены состоянию половой функции у спортсменов. В процессе таких обследований отрабатывались методики и выяснялись механизмы. Затем начались обследования у больных. Все было проще у женщин – им давали подробную анкету, затем определяли концентрацию эстрогенов и ясным становился вид расстройства. С мужчинами было все намного сложнее: были нужны сложные исследования. Одним из первых большие усилия приложил наш в то время аспирант С.В. Аршевский [1, 30, 31, 45, 46, 47], Затем был разработан алгоритм для максимального развития репаративного костеобразования, где важная роль отведена половым гормонам.

Свешников А.А.

Доктор медицинских наук, профессор,

Почетный профессор центра Г.А. Илизарова,

академик международной академии психологических наук


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252