Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

Ценности и некоторые другие социальные феномены

В жизнедеятельности людей ценности неразрывно связаны с рядом других в чем-то похожих на них социальных феноменов. Но многие авторы эти отношения и взаимосвязи трактовали и трактуют как тождественность вторых первым, включая в число духовных ценностей, например, «аксиологические максимы» (моралистические афоризмы), лозунги (призывы), советы (рекомендации), религиозные и другие нормы (принципы, правила, требования), заповеди, запреты (табу), идеалы, установки, верования, интересы, цели и т.п. Так, М. Вебер считал: «Ценность - это обобщенные цели и средства их достижения, выполняющие роль фундаментальных норм», [Цит. по: 27, c.5]. «Исходная, первичная, основная форма существования ценностей, - пишет Н.И. Лапин, - общественные идеалы...» [см.: 27, c.3]. Г.П. Выжлецов иного мнения: «Ценность... представляет собой не просто необходимую и должную, но и желаемую цель, становящуюся идеалом и участвующую тем самым в обратном нормативно-регулирующем воздействии на межсубъектные, межчеловеческие отношения, а через них и на социальную практику» [11, с.23]. Он же пишет: «Базовые ценности обобщенно выражают важнейшие цели, идеалы, смыслы жизни людей, такие как ценность человеческой жизни, семьи, свободы, труда и аналогичные им. ... Они выражают фундаментальные, общечеловеческие ориентиры и нормы» [13, c.99]. Согласно О.Г. Дробницкому: «К ценностям сознания относят общественные установки и оценки, императивы и запреты, цели и проекты, выраженные в форме нормативных представлений (о добре и зле, ... идеалы, нормы и принципы действия). Для всех представлений характерны модальность долженствования...» [40, с.462]. Выделяя кроме предметных ценностей субъективные, М.А. Кисель к последним относит «... установки и оценки, императивы и запросы, цели и проекты, выраженные в форме нормативных представлений...» [42, с.765]. То же отмечают А.К. Рычков и Б.Л.Яшин [см.: 33, с. 443] и т.д.

Уже из приведенных цитат видно, что в понимании ценностей царит неразбериха и разнообразные отождествления вышеназванных социальных феноменов с ценностями. Попробуем разобраться в этом вопросе.

Итак, представления, афоризмы, лозунги, нормы, принципы, правила, заповеди, запреты, идеалы, каноны веры, интересы, цели и тому подобные социальные феномены - это конкретные по содержанию (ведь нет лозунгов, целей и прочего - вообще) формы, варианты духовных явлений и существуют только в сознании людей. Напротив, любые ценности (см. определение выше) - природные, естественные, создаваемые людьми, а тем более общечеловеческие - существовали и существуют только вне сознания людей. К тому же огромное количество (если не абсолютное большинство) ценностей является материальными или материально-духовными образованиями.

Если иметь в виду логические формы мышления, то все заповеди, нормы, правила, лозунги, призывы, табу, предписания и т.п. относятся к принципам, которые выступают прежде всего и главным образом как организующий, регулирующий способ мышления, подчиняющий познание и практическую деятельность выполнению определенных установлений [см.: 17, с. 15-17, 19]. Все они как принципы не могут быть сами по себе ценностями (в том числе общечеловеческими), и могут лишь обслуживать ценностную деятельность и ценности или выступать потенциально в их качестве, как заменители их.

Поэтому, во-первых, все рассмотренные социальные феномены, ну, никак не могли бы и не могут находиться с ценностями ни в отношениях тождественности, ни в отношениях частичного совпадения, ни в отношениях части и целого.

Во-вторых, несмотря на сущностные различия между ценностями и рассмотренными социальными феноменами, у них есть и, так сказать, «точки соприкосновения»: так, все они каждый раз в виде своеобразного калейдоскопа или единства входят в культуру всякого класса, народа (рода, национальности, нации), общества, в цивилизацию любой эпохи.

В-третьих, при всех различиях они сходятся в том, что представляют для людей в том или ином аспекте некие интересности, рациональности, разумности, целесообразности, комфортности, выгодности и т.п. универсального (общечеловеческого) или на каком-то уровне общности людей характера.

В-четвëртых, несмотря на сущностные различия между ними, они в жизни людей, общества, выполняют сходные функции побуждающего, ориентирующего, направляющего, регулирующего, организующего, руководящего, управляющего и т.п. характера.

В-пятых, во всех ценностях (не в созданных людьми - как-бы, а в созданных ими - буквально) своеобразно воплощены лучшие моменты рассматриваемых социальных духовных феноменов (да, иначе и быть не могло и не может).

В-шестых, не будучи ценностями, некоторые из оговоренных феноменов могут выступать в роли, в качестве ценностей (как, например, принцип «презумпция невиновности», «Золотое правило» морали и др.), а некоторые другие - как бы «обслуживать» какие-либо ценности, «работать» на них (к примеру, правило «не навреди!» - на ценности «жизнь» и «здоровье»).

В-седьмых, поскольку рассматриваемые социальные феномены - духовные явления и существуют только в сознании людей, то было бы целесообразным рассмотрение вопроса об отношениях их с ценностными ориентациями. В любой ценностной ориентации содержится некий элемент образа того, что для субъекта является нужным, важным, желаемым в соответствующей ценности. Ценностные ориентации непременно включают момент идеала, поскольку субъект всегда представляет себе соответствующие ценности, причëм, конечно же, в несколько более совершенном виде, чем они могут быть или существуют в действительности, «видит» их в какой-то мере в «розовом свете». Во всякую ценностную ориентацию обязательно входят момент интереса (того или иного характера) субъекта к желаемой ценности, элемент цели, но той, которая достижима (а в большинстве определенных ситуаций может многократно достигаться и продолжать сохраняться, не исчезая). Не может быть ценностной ориентации без «кусочка» перманентно осуществляемой и сохраняющейся, постоянно возобновляемой мечты как предвкушаемых удовлетворений своих соответствующих вожделений. Аналогичное можно утверждать о вхождении моментов запретов, правил, афоризмов, лозунгов, принципов, канонов веры и т.п. в человеческие ценностные ориентиры. Значит, в ценностных ориентациях имеются моменты, элементы всех рассматриваемых феноменов.

В-восьмых, познавательные, оценочные, нормативные отношения пронизывают собой все сферы жизнедеятельности людей, обществ (государств), человечества. Поэтому результаты нормативной деятельности, т.е. выработанные идеи, теоретические положения, поведенческие регуляторы (включая запреты, табу), которыми субъекты руководствуются в своей жизни, в отношениях к себе и окружающему, во всех социальных сферах играют в их жизнедеятельности исключительно важную роль.

Лучшие достижения нормативной деятельности в разных сферах именуют соответствующими оценочными словами: достижения в области философии - «мудрыми», в царстве науки - «истинными», в искусстве и художественном творчестве - «великолепными», в морали (нравственности) - «правильными», на поприще права, юридического законодательства - «справедливыми», в мире политики - «выгодными», в области экономики - «полезными», в информационном пространстве - «достоверными», в религиозном сознании - «святыми» («священными»).

Никакие, даже самые лучшие, результаты нормативной деятельности (как предписания, требования, советы, запреты, указания и т.д.) сами не могут быть и не являются ценностями, но именно благодаря им только и могут быть ценности особого рода - ценности действий, поступков, поведения, деятельности людей, государств, человечества, ценности как осуществление этих лучших предписаний.

Особенность такого рода ценностей в том, что они являются сознательной реализацией лучших результатов нормативной деятельности в разных сферах жизни людей, государств, человечества, а точнее - в их взаимоотношениях, взаимодействиях.

Иными словами, они являются не предметами с их признаками и отношениями, удовлетворяющими материальные и духовные потребности социальных субъектов, а важными, непременными характеристиками нормальных (благоприятных, приличных, гуманных) условий существования этих субъектов.

Интересно отметить еще одну особенность этого рода ценностей: значительная (возможно, бóльшая) часть простых, рядовых или заслуженных, или стоящих у власти людей считает эти результаты нормативной деятельности нормальными, важными, полезными, но одни из них по внутренним убеждениям всегда поступают в соответствии с такими предписаниями, другие же (неважно, согласные с ними или убежденные, что «а мне законы не писаны», нарушающие или, боясь осуждения, наказания, вынужденно выполняющие их) считают, что, по крайней мере, по отношению к ним все остальные люди просто обязаны выполнять эти предписания. Это - своеобразные иждивенцы, паразитирующие на добропорядочности других людей.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074