Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

Понятие «Ценность» и виды ценностей

В.В. Ильин утверждает: «Базовое понятие теории ценностей - норма. Как директивная инстанция она устанавливает меры, руководящие начала, правила, порядки, распространяющиеся на все измерения человека как био-социо-природной организации» [20, c.28]. Пожалуй, понятие «норма» является базовым для теории нормативных отношений, а у теории ценностей (аксиологии) базовыми являются понятия «потребность», «производство» и «потребление», центральным же понятием аксиологии (не исходным, не базовым, а центральным!) логично признать понятие «ценность».

И, как чаще всего получается в разных отраслях знания, по такому понятию самый большой разнобой точек зрения, а отсюда, и по связанным с ним вопросам (источники, основания происхождения ценностей у личностей и групп людей, виды ценностей и т.д.). Этот разнобой напрямую зависит от различных решений исходных, философских вопросов: о соотношении материального и духовного, объективного и субъективного, естественного и сверхъестественного, онтологического и гносеологического, индивидуального и общественного и других.

Российский аксиолог Л.Н. Столович выделяет семь типов точек зрения в аксиологии: натуралистический, психологический и социологический, объективно-онтологический и феноменологический, логико-семантический и семиотический, экзистенциалистский, теологический [26]. А.К. Рычков и Б.Л. Яшин пишут: «В современной философии и науке принята следующая типизация основных концепций ценностей: натуралистический психологизм, аксиологический трансцендентализм, культурно-исторический релятивизм, персоналистический онтологизм, социологизм» [33, с.442].

Мы не будем рассматривать точки зрения, согласно которым ценности носят неестественный, внеопытный характер, т.е. являются трансцендентальными, априорными (именно и только поэтому всеобщими и неизменными) или имеют потустороннюю, мистическую, сверхъестественную, божественную природу и т.п., - поскольку, если бы ценности были именно такими, мы не могли бы их понять, а отсюда все рассуждения о них являлись бы просто пустыми домыслами.

Если, как некоторые считают, есть ценности неэмпирического происхождения, то неясно, откуда они могли бы взяться и появились (от Бога, Мирового Разума, от произвольно придумавших их людей?) и как они могли стать ценностями для личностей, общества, государства, человечества (путем обмана, внушения, принуждения и т.п.?).

В.П. Ратников считает, что «... ценность - это понятие, указывающее на культурное, общественное или личностное значение (значимость) явлений и фактов действительности» [37а, с.480]. Ну, прежде всего, ценность - это не понятие, к тому же понятие отражает, а не указывает, остальная же часть определения недостаточно определëнна.

Ценностями не может быть то, что когда-то (неважно, давно или недавно) существовало, имело место в прошлом, но исчезло, перестало существовать и не может возобновиться, осуществиться, повториться в настоящем и в будущем***. Даже любая бывшая в прошлом ценность, которая прекратила свое существование и возрождение которой невозможно, перестает быть и считаться ценностью и в лучшем случае переходит в сферу заслуженной почтенной памяти***. Об этом надо задуматься всем тем, кто хочет возродить или пытаться насаждать то, что было или считалось ценностями в далеком или недалеком прошлом. Например, тем, кто занимается «возрождением казачества», возвращением господства церкви в духовной сфере жизни общества.

Есть мнение, что «виды ценностей могут быть самыми разными: объективными, виртуальными, несуществующими в природе (мечты, идеалы), фантастическими» [7, с.151]. Но один из смыслов термина «виртуальный» - «условный, кажущийся» [34, с.79], мечты, идеалы могут быть пустыми, неосуществимыми, а фантастическое бывает нелепым, вымышленным, оторванным от действительности. При сколько-нибудь взвешенным оценочном подходе все это, как и утопическое, утопичное, не может быть ценностями***.

Итак, ценностями может быть лишь то, что естественно существует в настоящем либо как действительное, либо как реально-возможное, осуществимое, выполнимое.

Вряд ли возможно разработать полную, целостную классификацию всех реальных ценностей, но есть немало вариантов деления понятия «ценность» по разным основаниям на виды и подвиды (хотя и не всегда виды исчерпывающе представляют объем этого родового понятия). Так, чаще всего выделяют виды ценностей по сферам их существования, по происхождению, по их носителям и т.д. [см., напр.: 33, с. 444].

Многие авторы делят ценности на положительные и отрицательные. «Ценности - специфически социальные определения объектов окружающего мира, выявляющие их положительное или отрицательное значение для человека и общества (благо, добро и зло, прекрасное и безобразное, заключенные в явлениях общественной жизни и природы)» [41, с. 407]. «Ценность - философское и социологическое понятие, обозначающее... положительную или отрицательную значимость какого-либо объекта...» [40, с. 462].

К «предметным» ценностям А.К. Рычков и Б.Л. Яшин относят «естественное добро и зло, содержащиеся в природных богатствах и стихийных бедствиях», «социальное добро и зло, несущие собой те или иные общественные явления», «моральное добро и зло, заключенные в действиях людей», «прогрессивное или реакционное значение исторических событий» [33, с.441]. А.К. Рычков и Б.Л. Яшин пишут: «... все ценности можно разделить на положительные и отрицательные. К положительным мы относим благо, добро, здоровье, жизнь, справедливость, свободу, гармонию, прекрасное и т.п. К отрицательным ценностям - зло, болезнь, смерть, несправедливость, несвободу, безобразное и т.п.» [33, с.444].

По поводу такого расширительного толкования термина «ценность», на наш взгляд, нужно сказать следующее. Просто нелепо (если не абсурдно, если не дико!) считать ценностями (пусть отрицательными) «зло, болезнь, смерть, несправедливость, несвободу, безобразие и т.п.». Из самого смысла слова «ценность» и из самого определения понятия «ценность» уже вытекает, что они соответственно одно обозначает, а другое отражает** нечто именно и только положительное для людей, общества, человечества. Поэтому отрицательное, вредное, опасное, нечеловеческое и т.п., в том числе принимаемое, выдаваемое или навязываемое кем-либо за ценности, логично было бы квалифицировать как неценности. И такая четкая квалификация непременно должна быть в социализации личности, в обучении и воспитании, в деятельности СМИ, в содержании произведений художественной литературы, кинофильмов, театральных спектаклей, на эстраде, в выступлениях политических деятелей.

Но еще дальше в толковании понятия «ценность» пошел А.А. Ивин: «Мы будем употреблять термин «ценность» таким образом, что он будет охватывать не толъко положительные и отрицательные ценности, но и нейтральные» [19, с.13]. При такой предельно широкой трактовке этого термина, он полностью теряет свою надобность и право на существование, поскольку в мире кроме положительного, отрицательного и нейтрального ничего «четвертого» для людей нет.

Итак, ценностью может быть и является лишь положительное для человека, общества, государства, человечества***.

В литературе, так или иначе посвященной аксиологической тематике, фигурируют термины «псевдоценность», «квазиценность», «антиценность» [см., напр.: 7, разд.2, гл.6 и 7]. Рассмотрим рациональность применимости, использования этих терминов при решении аксиологических вопросов.

Во-первых, можно предположить, что выделение таких классов предметов* - прообраз классификации в аксиологии, типа:

Ценности

Квази-, псевдоценности

Антиценности

где ценности и антиценности представляют собой крайности, а квази-, псевдоценности занимают промежуточное положение. Но все перечисленное, на самом деле, не исчерпывает того, что существует в мире: ведь есть и то, что не входит в эту «троицу».

Во-вторых, если ценности - это все то материальное и духовное, что удовлетворяет человеческие потребности, то термины «квази»-, «псевдоценности» к материальным средствам, способам, условиям неприменимы. Ведь и В.А. Кувакин связывает их именно с духовными феноменами, присущими индивидуальному, групповому и общественному сознанию. Так, к квазиценностям он причисляет ошибки, заблуждения, предрассудки, иллюзии, мифы, области обмана, ненадежную и неверифицируемую информацию, квазинаучное и религиозное, относя к паранормальному сверхчувственные восприятия, «чудесные» исцеления, телекинез, телепатию, ясновидение, левитацию, астральное проектирование, демоническую одержимость, эксорсизм, астрологию, нумерологию, гадание на картах Таро, оккультизм и т.п. [см.: 7, с.231-234]. Он считает, что квазинаука, паранаука - утверждения или теории, включающие в себя как ошибочные, сфальсифицированные, так и, возможно, истинные положения, а лженаука - теоретическая конструкция, предмет который либо не существует в принципе, либо существенно сфальсифицирован [см.: 7, с.238-239].

Под все перечисленное существуют нормальные человеческие потребности (быть здоровым, предвидеть будущее, знать мысли других людей и т.п.), но оно не удовлетворяет, а лишь создает иллюзию средств, способов, условий удовлетворения этих потребностей. Реальной пользы «потребителям» не приносят, но вред от них бывает весьма значительным.

Кроме того, происхождение и существование этих явлений в обществе имеет и свои особые основания: у тех или иных индивидов, групп, объединений людей имеются потребности в них в виде вредных привычек, пристрастий, извращенных желаний, маниакальных влечений, жажды мщения, идей «фикс»
и т.п., которых при нормальных, рациональных условиях жизни у них могло бы и не быть.

Все эти духовные явления различные личности, широкие сообщества людей могут искренне считать для себя (а иногда и для других) ценностями. Кто-то из них может пытаться навязать их иным людям. В то же время всегда существовали те, кто не верит в подобные «ценности», но, преследуя корыстные, неблаговидные политические или другие цели, навязывает их согражданам.

Итак, все названное В.А. Кувакиным «псевдоценностями» относится к заблуждениям, самообманам и обманам, а значит, к сфере сознания и влияния на сознание и поведение людей, их сообществ. Хотя для кого-то эти «псевдоценности» играют позитивную роль (принося пользу, выгоду и т.п.), в отношении же общества они являются иллюзорными значимостями, мнимыми важностями, являются неценностями, входя полностью или большей частью в сферу вредностей, ибо, по крупному счету, играют негативную роль.

К антиценностям В.А. Кувакин относит жадность, паразитизм, подозрительность, враждебность, агрессивность, насилие (в том числе убийства, терроризм, войну, геноцид), манипулирование сознанием и поведением людей, осквернение и разрушение среды обитания, биоцид и экоцид, наркоманию, алкоголизм, порнографию, вредные привычки [см.: 7, с.257].

Все это, как и псевдоценности, - не природные, а чисто социальные явления, причем в основном, материальные, хотя и связанные с духовными ненормальностями отдельных личностей и сообществ, организаций людей. Все они антигуманны, антисоциальны, представляют собой опасность для граждан, для общества, несут угрозу деградации и даже уничтожения человечества. Поэтому не укладывается в голове, как это можно такие явления называть словом, основной частью которого является «ценность». Ведь античастицы - это частицы, квазиученые и псевдогерои - это все же, худо-бедно, ученые и герои. Выходит, анти-, квази-, псевдоценности - это тоже, как ни абсурдно это звучит, какие-то ценности?

В свое время против термина «антиценность» выступал В.П. Тугаринов: «С помощью отрицательной частицы «анти» образуются лишь понятия, не имеющие оценочного характера, например, «антимир», «антиматерия» и т.п. И это понятно: сказать «антиценности» - значит признать за «отрицательными ценностями» достоинства ценностей, что явно неправильно. ... Вещь или явление можно ценить или не ценить. Третьего не дано. Поэтому мы будем употреблять понятия ценности и неценности» [35, с.260].

Мы согласны с В.П. Тугариновым: термин «неценность» нужен в аксиологии, а термины «псевдоценности» («квазиценности»), «антиценности» - неудачны, некорректны. Но, во-первых, никто не предложил удачной им замены, а, во-вторых, в разных науках есть немало неудачных терминов (напр., в логике - «объëм понятия»). Поэтому, понимая условность, неточность, некорректность терминов «псевдоценности» («квазиценности») и «антиценности», мы считаем их, по крайней мере, пока нужными в аксиологии.

Вместе с тем мы предлагаем следующую классификацию в отношении ценностей и неценностей.

Поскольку ценности - это, коротко говоря, все то, что способно удовлетворять и удовлетворяет человеческие потребности, то все остальное, существующее в мире, вполне логично (согласно дихотомическому варианту деления понятий) назвать словом «неценности» (рис. 4). По своей роли для жизнедеятельности людей, их общностей, человечества неценности подразделяются на бесполезности (которые пока не годятся для удовлетворения людских потребностей, но при этом нейтральны, безопасны, безобидны, безвредны) и вредности (которые играют негативную роль в отношении людей, могут принести и приносят ущерб людям, опасны, вредны для них).

4

Рис. 4. Ценности и неценности

Эту классификацию нужно рассматривать не как застывшую, с жесткими границами, а диалектически, - в том числе конкретно-исторически: границы между подразделениями следует понимать как подвижные, «прозрачные», поскольку те или иные конкретные предметы* могут переходить из одного подразделения в другое: бывшие ценности могут стать бесполезными (если перестала быть нужда в них), ценность, используемая за границами ее меры, перестает быть таковой (так, лекарство, принимаемое очень редко или в слишком малых дозах, либо чаще, чем следует, или в чересчур больших дозах, становятся соответственно бесполезностью или вредностью).

Все то, что В.А. Кувакин называет псевдоценностями (квазиценностями) входит частично в бесполезности, а частично во вредности, именуемое же антиценностями - целиком и полностью во вредности, - не исчерпывая при этом ни одно из этих подразделений неценностей.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252