Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

2.3. Зарождение, становление и тенденция развития ландшафтных комплексов

Зарождение, становление и развитие ландшафтных комплексов обсохшего дна Арала связано с рядом факторов и процессов, обусловивших их возникновение и современное динамичное развитие. Эти вопросы рассмотрены в упомянутых выше работах А.А. Рафикова и в многочисленных публикациях Г.В. Гельдыевой и Т.И. Будниковой и, в частности, в одной из последних статей этих авторов, в которой дано обобщение научных наблюдений за становлением, функционированием, развитием и стабилизацией ландшафтов обсохшего дна моря (Гельдыева и др., 1996).

Происхождение ландшафтов обсохшего дна Арала прежде всего связано с деятельностью самого Арала и подводной дельты Амударьи. Созданные морем абразионно-аккумулятивные террасы, пляжи и осложняющие их береговые валы, подводные отмели и банки, наклонная поверхность подводной дельты или субгоризонтальное дно Аджибайского залива и слагающие их отложения во многом определяют современные черты морфологии большинства ландшафтных комплексов обсохшего дна моря.

Основным фактором, приведшим к смене упомянутых выше прибрежных и морских (подводных) комплексов, качественно новыми пустынными ландшафтами, явилось снижение уровня и отступление самого моря.

Отмеченные особенности, т.е. исходный первично-аккумулятивный морской рельеф и состав донных отложений, наряду с продолжающимся падением уровня Арала, воздействие аридного климата и рельефообразования, являются ведущими факторами, обуславливающими характер развития природных процессов, определяющих становление и динамику ландшафтов обсохшего дна моря.

Таким образом, зарождение основных компонентов и морфологических особенностей современных ландшафтов обсохшего дна Арала следует связывать с деятельностью моря – последними этапами его естественного развития. Становление современных ландшафтов обсохшего дна, естественно началось с момента выхода морского дна на дневную поверхность. Следовательно, определяется временем осушки, т.е. тем отрезком времени, с начала которого и до наших дней ландшафт функционирует. В этом отношении ландшафты обсохшего дна Арала самые молодые на Туране. Возраст их от четырех десятилетий до наших дней. Продолжающееся падение уровня моря и его осушение, воздействие аридных процессов обуславливают активную динамику ландшафтов, т.е. их изменение совершающееся в рамках единой структуры – обсохшего дна моря.

Эволюцию и основные закономерности пространственной смены ландшафтных комплексов, возникших в южной части обсохшего дна Арала к началу 80-х годов впервые осветили А.А. Рафиков и др. (1981). Казахстанская часть обсохшего дна Арала в этом аспекте освещена Г.В. Гельдыевой и Т.И. Будниковой (1996).

По данным А.А. Рафикова пространственная смена природных комплексов, по прошествию двух десятилетий интенсивного падения уровня Арала, включала: побережье 80-х годов 45–47 м абс., природные комплексы начальных этапов формирования; приморское побережье 47–50 м абс., несформировавшиеся природные комплексы и побережье 60-х годов 50–53 м абс., формирующиеся природные комплексы. Как видно, все природные комплексы обсохшего дна Арала того времени находились в той или иной стадии своего развития. Тогда было установлено, что главной особенностью всех ландшафтов дна моря в аспекте их эволюции – это последовательная пространственная смена изменений природных комплексов по мере освобождения их из под воды в результате влияния аридных процессов. Непрерывная трансформация комплексов обуславливает высокую динамичность геосистем региона, которые эволюционируют от гидроморфной до элювиальной стадии включительно.

2_2.tif

Рис. 2.2. Природные комплексы южной части обсохшего дна Аральского моря:1 – номера природных комплексов (приложение № 1)

После выхода работы А.А. Рафикова прошло около двадцати лет. За это время уровень Арала упал более чем на 12 м с 45 м абс. в 1980 г. до 32,5 м абс. в 2000 г. Из-под воды освободилась громадная территория. Береговая линия отступила на север на 25–50 км. На вновь обсохшем дне моря сохранилась та же закономерность становления новых природных комплексов. Вслед за отступающей береговой линией, на постепенно выходящем на дневную поверхность дне моря, непрерывно возникают и начинают свое активное развитие гидроморфные комплексы. Следующие за ними к югу природные комплексы предшествующих лет осушки, т.е. те комплексы, которые ранее находились на стадии не сформировавшихся, или формирующихся, продолжают свою трансформацию. Но развитие их происходит уже на фоне постепенного затухания некоторых участвующих в их формировании природных рельефообразующих процессов и перехода их в стабильное состояние, что в конечном итоге приводит к полному формированию основных ландшафтных свойств ряда комплексов. В целом, ландшафт обсохшего дна моря в структурно-морфологическом отношении довольно сложный. Здесь наблюдается целый ряд взаимосвязанных природных комплексов, описанных нами на уровне урочищ, изучение становления и развития которых дает возможность проследить эволюцию всего ландшафта по мере усыхания моря. Выделено 40 урочищ показанных на карте природных комплексов (рис. 2.2).

Исходя из установленной А.А. Рафиковым пространственной смены природных комплексов и закономерности их развития, можно оценить состояние и определить основные этапы развития ландшафтов обсохшего дна моря, которые в настоящее время представлены:

1) природными комплексами начальных этапов формирования;

2) формирующимися природными комплексами;

3) сформировавшимися природными комплексами.

Первые, или природные комплексы начальных этапов формирования, представлены гидроморфными комплексами современных приморских равнин, осушившихся в последнее десятилетие (рис. 2.2). Вторые, или формирующиеся природные комплексы, занимают большую часть площади обсохшего дна, с так называемым полугидроморфным и полуавтоморфным режимом увлажнения. Но в целом, распространение их не зависит от времени осушки. Так например, они приурочены к ранее всех обсохшей прибрежной зоне 60-х годов, где вплоть до настоящего времени происходит интенсивное развевание пляжных песков и формирование ландшафта эоловой пустыни (5–8, 10–15,
17–36). Цифры в скобках – номера урочищ на карте природных комплексов, представленных на рис. 2.2.

Третьи, т.е. сформировавшиеся природные комплексы, занимают на рассматриваемой части обсохшего дна Арала крайне незначительную территорию. В эту категорию перешла часть комплексов, ранее находящихся на стадии формирующихся, и которые ныне приобрели основные ландшафтные свойства определенных геосистем. К ним можно отнести типичные остаточные отакыренные (9) и суглинистые луговые солончаки (10, 11) Аджибайского залива, супесчаные пухляковые (12) и влажные пухляк-корковые солончаки (шоры) лагуны Сургуль и Муйнакского взморья (16). К этой группе природных комплексов относятся также бар Тигрового хвоста (37), древнеаральская абразионно-аккумулятивная поверхность (38), прирусловые валы Инженерозека, Аккая и Урдабая, наложенные на обсохшее дно моря (39, 40).

Особое место занимают искусственно созданные тростниково-озерные комплексы Муйнакского, Рыбацкого водоемов и сбросного озера Жылтырбас (35) и густые тамарикс-тростниковые заросли, возникшие в результате регулируемого или временного стихийного сброса с озер и водоемов дельты и обсохшего дна (36). Функционирование их зависит, в первую очередь, от регулируемой человеком водоподачи, хотя и природные факторы играют здесь также существенную роль, определяемую водностью года.

Описание урочищ дается по основным этапам развития ландшафтов обсохшего дна моря.

1. Природные комплексы начальных этапов формирования

Вдоль современного уреза моря наблюдается зарождение и становление осушаемых плоских, топких, илистых маршей, в зоне активного влияния нагонных течений и сильного воздействия гидростатического давления (1).

Максимальная (до 0,5 км) ширина маршевых солончаков отмечается в прилегающей к Аджибайскому заливу обсохшей части акватории, где уклоны минимальные 0,0004. Здесь они сложены вязким жидким илом. Из-за полного водонасыщения грунта засоление его с поверхности и на глубине 0,3 м одинаковое – 5,7–5,8 % плотного остатка. Тип засоления хлоридно-сульфатный. Содержание анионов в мг/экв следующее: HCO3 – 0,85; SO4 – 53,8; Cl – 35,5; катионов – Ca – 28,5; Mg – 20,2; Na + K – 41,23.

Вдвое уже ширина маршевых солончаков вдоль побережья, прилегающего к обсохшей авандельте Амударьи, где уклоны поверхности дна составляют 0,0007. Здесь примитивные маршевые солончаки также сложены жидким, вязким илом. Маршевая зона практически отсутствует вдоль северного и северо-восточного склона вала Архангельского, характеризующегося максимальными уклонами поверхности обсохшего дна, составляющими 0,0018. Здесь, непосредственно примыкающее к урезу воды песчаное дно покрыто тонкой влажной соляной корочкой.

Характер засоления и распределения солей в профиле песчаных маршей отличается от илистых. Здесь в корочке содержится 4,1 %, а на глубине 0,5 м – 1,9 % сухого остатка. Тип засоления также хлоридно-сульфатный. Близкие значения и по содержанию анионов и катионов в мг/экв: HCO3 – 0,6; SO4 – 43,6; Cl – 15,8; Ca – 23,9; Mg – 8,8; Na + K – 27,4.

Интересно проследить зависимость поверхностного засоления от химического состава и минерализации грунтовых вод зоны песчаных маршей. В закопушке, пройденной у уреза моря грунтовые воды (верховодка) вскрываются на глубине 0,35 м и затем быстро восстанавливаются, приближась к поверхности. Минерализация 29,8 г/л. Тип минерализации сульфатно-хлоридный магниево-кальциевый (тип минерализации дается по увеличению содержания компонентов химического состава воды). Содержание анионов (мг/дм3) – HCO3 – 317, SO4 – 6880, Cl – 12410; катионов – Са – 721, Mg – 1556, Na + K – 7708.

Следовательно, тип засоления почво-грунтов не соответствует типу грунтовых вод. Следует отметить, что приведенная выше минерализация грунтовых вод (29,8 г/л), прямо на урезе моря в 2,5 раза ниже минерализации морской воды, которая в мелководной прибрежной зоне в ноябре 1997 года составляла 75,14 г/л. Приведенный химический состав верховодки также существенно отличается от состава морской воды, в которой содержание анионов и катионов в мг/дм3 следующее: HCO3 – 427, SO4 – 1983, Cl – 29784, Са – 641, Mg – 4828, Na + K – 19106. Тип минерализации сульфатно-хлоридный магниево-натриевый.

Несмотря на столь высокую минерализацию морской воды, содержание солей в донном иле относительно невысокое. В пробе, отобранной в 10 м от берега, где глубина не превышает 5 см, засоление 4,1 %, а содержание ионов и катионов такое же, как и в песчаной маршевой зоне. В целом для маршей характерен хлоридно-сульфатный тип засоления, высокое содержание солей 5,7–7,3 % сухого остатка, равномерное распределение их по профилю, что очевидно связано с полным водонасыщением грунтов. Отсутствие на поверхности кристаллической соли связано с периодически смыванием ее морской водой при нагоне и сгоне во время штормов.

Таким образом, марши являются примитивной первичной поверхностью, где наблюдается зарождение и становление особенностей рельефа (формирование микрорельефа), режима грунтовых вод, водно-солевого режима почв. Отсутствие растительности связывается с сильной засоленностью маршевой полосы и высокой минерализацией грунтовых вод. Иными словами марши находятся на стадии зарождения основных ландшафтных свойств.

За маршами следуют избыточно увлажненные тонко-соляно-корковые и лужа-рапные солончаки (2) осушки 1996–1997 гг., находящиеся в зоне пассивного влияния моря. Они развиты вдоль всего побережья, кроме вала Архангельского. Ширина их не превышает 2–2,5 км. Сложены тяжелыми суглинками. Имеют плоский рельеф, с небольшими западинами. Растительность отсутствует. Здесь уровень грунтовых вод (УГВ) смыкается с дневной поверхностью, которая покрыта влажной соляной корочкой и многочисленными мелкими 1–3 см лужами рапы. Минерализация рапы достигает 152 г/л. Состав ее следующий, мг/дм3: HCO3 – 1110, Cl – 76232, SO4 – 220, Са – 150, Mg – 73558, Na + K – 338. Тип минерализации сульфатно-хлоридный магниево-натриевый.

На поверхности соляной корочки и в лужах рапы много игольчатых белых кристаллов мирабилита длиной до 6–8 см и квадратных до 1 см, плоских кристаллов галита, обязанных своим происхождением выклиниванию и испарению высокоминерализованных грунтовых вод. В высохших лужах рапы мирабилит, потеряв воду перешел в пухлый тенардит, который некоторое время сохраняет псевдомирабилитовую структуру, а затем разрушается и выносится ветром. В отличие от маршей содержание солей в покровном слое илистых приморских избыточно увлажненных солончаках увеличивается в два раза, достигая 9 %, на глубине 0,5 м она уменьшается до 3,9 %. Такое же соотношение характерно и в содержании всех анионов и катионов сравниваемых звеньев.

До 1995 года формирование кристаллической соли на открытом побережье Арала не наблюдалось (кроме Акпеткинского архипелага). В связи с этим можно констатировать, что современные избыточно увлажненные приморские солончаки, на поверхности которых начинает накапливаться крупно-кристаллическая соль, знаменует собой зарождение типичной соляной пустыни, что и прогнозировали многие исследователи (Геллер, 1969; Рафиков, 1982).

За описанными солончаками, следует влажно-тонко-соляно-корковые суглинистые приморские солончаки, осушки после 1994 года – на западе и 1990 года – в районе авандельты (3). Ширина полосы их развития составляет 5–6 км. Рельеф плоский. В отличие от избыточно увлажненных солончаков, где пока господствует только засоление, грунты данного комплекса вступили в стадию высыхания, и наряду с засолением, стали подвергаться растрескиванию, которое еще не приобрело вид полигональной отдельности. Появившиеся первые редкие трещины усыхания не образуют определенного рисунка, хотя и секут породу в различных направлениях, длина их часто превышает несколько метров, ширина пока составляет 1–2 см, а глубина 5–10 см. Характерно, что содержание соли в покровном горизонте, за счет более длительного внутригрунтового испарения высокоминерализованных грунтовых вод, залегающих здесь на глубине 0,5–1 м, резко возрастает до 14,5 м – 27 %. На глубине 0,5 м оно уменьшается в 2–4 раза, составляя 6,2–7,8 %.

Тип засоления сульфатно-хлоридный и хлоридный. Содержание анионов и катионов в покровном слое в мг/эвк: HCO3 – 1,6; SO4 – 212,2; Cl– – 217,5; Са – 28,0; Mg – 133,2; Na + K – 270,1. На глубине 0,5 м соответственно – 0,55; 40,5; 58,0; 17,0; 18,5; 63,8.

Четвертым, замыкающим звеном приморских гидроморфных солончаков, являются плоские соляно-корковые суглинистые равнины, на стадии высыхания, лишенные растительности (4). Они развиты севернее широты мыса Улькентумсык, где ширина их составляет 8–10 км. Интенсивное физико-химическое выветривание выражено здесь полигональным растрескиванием. Многоугольные полигоны диаметром до 1–1,5 м разделены трещинами усыхания 3–5 см, глубиной до 0,5–1 м. Соляно-гипсовая корка покрыта многочисленными бугорками и валиками вспучивания; концентрация солей в корке и подкорковом порошистом горизонте очень высокая и достигает 20,7 %, на глубине 0,5 м падает до 3–5 %. Тип засоления хлоридно-сульфатный и хлоридный. В шурфах с глубины 0,5–1 м идет темно-серая вязкая, а еще ниже – жидкая глина. Уровень грунтовых вод 1,5–2 м. Минерализация 45–65 г/л, тип засоления преимущественно хлоридный.

В заключении следует констатировать, что для маршевых и приморских суглинистых солончаков последних 10 лет осушки характерными объединяющими их признаками являются отсутствие растительности, очень высокое содержание солей, преимущественно хлоридного состава, чрезвычайно высокая минерализация грунтовых вод до 65 г/л. Как и прогнозировал А.А. Рафиков (1982), с середины 90-х годов на приморских солончаках начинается формирование кристаллической соли и образование соляной пустыни, что и наблюдается в настоящее время. Трудно сказать, будут ли в дальнейшем современные приморские суглинистые солончаки, когда они перейдут в другое состояние, заселяться гребенщиками и другими галофитами. Очевиднее всего эти территории и вся дальнейшая осушка Арала будут представлять собой безжизненные пространства, такие же как и крупные солончаки и соляные залежи Акпеткинского архипелага.

2. Формирующиеся природные комплексы

На западе, между чинком Устюрта и валом Архангельского южнее мыса Улькентумсык, описанные приморские солончаки сменяются плоской соляно-корковой и пухло-корковой суглинистой равниной с чрезвычайно сильно засолеными почвами, которые в настоящее время находятся в переходном полугидроморфном и полуавтоморфном режиме увлажнения. Эта равнина, которая в 80-е годы сама представляла собой маршевые и приморские солончаки, или полностью лишена растительности (5), или покрыта сарсазанниками и высокой зеленой лебедой (6), или разряженным тамарисчатником (8). Но наиболее значительная ее часть, от развалин Каракибир на юге, до широты мыса Улькентумсык на севере, хорошо заросла тамарисчатником высотой 1,3–1,5 м (7). Развитие густого тамарисчастника (проективное покрытие 60–70 %), приуроченного к наиболее пониженной меридиально вытянутой на 26 км зоне обсохшего дна, следует связывать с периодическим ее увлажнением наиболее мощными стихийными сбросами с Судочьего в конце 80-х годов. Все описанные комплексы очень сильно засолены. Содержание солей в корке и подкорковом пухляковом горизонте от 7,5 до 18,3 %. На глубине 0,5 м засоление резко понижается до 1,1–3 %. Вниз по профилю отмечается постепенное снижение содержания солей, которое вблизи уровня грунтовых вод составляет 0,3–0,6 %, но местами оно вновь возрастает до 2,5–3 %. Тип засоления хлоридный и сульфатно-хлоридный. При хлоридном типе засоления максимальное содержание Cl в поверхностном слое описываемых солончаков 195–215 мг/экв. С глубиной оно резко понижается, и на УГВ составляет 1,3–7,5 мг/экв. Максимальное содержание SO4 при данном типе засоления, как с поверхности, так и на глубине, чаще всего в два раза ниже Cl и соответственно изменяется от 77,3 до 2,8–7,3 мг/экв. Хлоридные и сульфато-хлоридные высокоминерализованные грунтовые воды 35–66,6 г/л залегают на глубине 2–5 м. При максимальной минерализации содержание анионов и катионов в них следующее (мг/дм3): HCO3 – 207, SO4 – 10164, Cl – 24111, Ca – 922, Mg – 2805, Na + K – 14214. Описанные природные комплексы находятся на заключительной стадии формирования своих основных свойств и в дальнейшем с понижением УГВ перейдут в элювиальную стадию.

В структурно-морфологическом отношении ландшафты обсохшей авандельты Амударьи отличаются от вышеописанных большими уклонами рельефа и литогенной основной субстрата, представленного в основном алевритами, супесями и песками. Все они находятся в стадии активного развития и характеризуются полугидроморфным, а ближе к Жылтырбасу и в пределах Ержарской отмели, гидроморфным режимом увлажнения. Лишь к западу от устья Инженерозяка и в узкой полосе Аккала-Узункаирского пляжа грунтовые воды залегают на глубине несколько превышающей 3 м. В северной части авандельты к приморским гидроморфным солончакам прилегает обширная слабопологая супесчано-суглинистая равнина с фрагментарно сохранившимся покровом сухой лебеды и сведы на сильно засоленных (8,4 % сухого остатка) гидроморфных и полугидроморфных почвах (13). Южнее, между Муйнакским взморьем и Инженерозекским русловым валом, простирается слабопологая пухло-корковая супесчано-суглинистая равнина с тамарикс-чатниками (проективное покрытие 20–50 %), разряженным угнетенным тростником на очень сильно засоленных полугидроморфных и полуавтоморфных почвах (14). Западнее, ближе к полуострову Муйнак, эта равнина сменяется песчано-суглинистой с небольшими массивами низкобугристых песков, кандымом и черносаксаульниками (проективное покрытие 20–30 %) на сильно засоленных полугидроморфных почвах (15). Эта равнина отделена от пляжа Муйнакского взморья узким влажным пухло-корковым солончаком – сором на песках без растительности. Аналогичный солончак представляет собой и лагуна Сургуль. Они являются очагами локальной разгрузки. Грунтовые воды хлоридного состава залегают в этих солончаках на глубине 0,5–1 м и характеризуются самой высокой минерализацией 99,5–200,7 г/л в пределах юго-западной части обсохшего дна Арала. При максимальной минерализации содержание анионов и катионов в мг/дм3 следующее: HCO3 – 482, SO4 – 21828, Cl – 102116, Ca – 1102, Mg – 17583, Na + K – 41981. При минерализации 100 г/л пропорционально в два раза уменьшается и содержание всех анионов и катионов.

Южная часть обсохшей авандельты представлена слабонаклонными сухо-соляно-корковыми супесчано-суглинистыми (17), песчаными (18) и супесчаными (19) равнинами. Все они подвержены начальной стадии эолового преобразования, которая чаще всего выражена обширными полями площадной дефляции, а в южной части – небольшими массивами низкобугристых песков и зачаточных барханов. Для них характерны разряженные тамарисчатники на сильнозасоленных полугидроморфных, реже полуавтоморфных почвах. Тип засоления почв хлоридный и сульфатно-хлоридный. Наблюдается определенная закономерность, выраженная в постепенном увеличении степени засоления покровного горизонта с юга на север по мере понижения рельефа от 2,7 до 8,4 %. Содержание хлора колеблется от 48 до 77 мг/экв, а SO4 – от 40 до 59 мг/экв. Грунтовые воды в основном сульфатно-хлоридные магниево-натриевые, реже хлоридные с минерализацией 39,5–82,7 г/л. Севернее Аккала-Узункаирского пляжа развиты слабо наклонные пухляковые и пухло-корковые солончаковые равнины, заросшие тамариксом и тростником (проективное покрытие 30–60 %) на засоленных полугидроморфных и полуавтоморфных почвах (20), или равнины лишенные кустарниковой растительности с однолетними солянками (21).

В западной части эти равнины расчленены густой сетью узких сухих русел глубиной до 1,5 м, образовавшихся за счет частичного стока Кунядарьинских вод со стороны бывшего поселка Аккала. На равнине, не покрытой кустарником (21), эти русла значительно, на 0,5–1 м, переуглублены дефляцией. В целом покровные супеси описываемых природных комплексов относительно слабо засолены 1,2–2,4 % и лишь на незначительной площади засоление почво-грунтов увеличивается до 4–6 % сухого остатка.

Севернее полуострова Муйнак продолжением вала Архангельского является слабо приподнятая меридионально вытянутая зона, сложенная перемытыми морскими песками с примесью грубообломочного материала и отдельными коренными выходами меловых пород. Ширина зоны 6–16 км, протяженность около 45 км. На севере, она небольшим проливом (6–8 км) отделена от обширного острова, образовавшегося при падении уровня моря, в результате соединения островов Лазарева, Беллинсгаузена, Возрождения. В пределах рассматриваемой зоны можно проследить становление и развитие полного ряда природных комплексов эоловой песчаной пустыни, от мокрых избыточно увлажненных донных песков последних лет осушки, с которыми еще не в состоянии справиться ветер, образующих идеально ровную равнину нулевого цикла эолового преобразования, до расчлененной бугристо-барханной эоловой равнины хорошо заросшей псаммофитами (22–27).

На севере вала развита слабо наклонная влажно-соляно-корковая песчаная равнина, лишенная растительности последних двух-трех лет осушки. Она практически вплотную примыкает к морю, т.к. марши здесь составляют первые десятки метров. Ширина равнины от 2 до 5 км. Засоление песков в ее пределах остается практически постоянным и не превышает 4,6 %, а на глубине 0,5 м уменьшается до 0,5–2 %. Тип засоления хлоридный и хлоридно-сульфатный. Высокоминерализованные (30–42,2 г/л) грунтовые воды залегают на глубине 0,5–1,1 м. По составу они сульфатно-хлоридные магниево-натриевые. Содержание анионов и катионов в мг/дм3 следующее: HCO3 – 323, SO4 – 10452, Cl – 17729, Ca – 769, Mg – 2675, Na + K – 18703. Следы деятельности ветра на поверхности влажных песков выражены лишь мелкой ветровой рябью
и косичками навевания возле отдельных ракушек и дохлой камбалы. По прошествию двух-трех лет после выхода донных песков на поверхность и снижения уровня грунтовых вод ниже 1 м, пески подсыхают и начинают подвергаться интенсивному перевеванию. Выделяется ряд стадий эолового преобразования обсохшего дна моря: начальная, переходная, низко- и высокобарханная и несколько их разновидностей (Пинхасов, Мавлянов, 1997).

Эоловые процессы являются рельефообразующими и детально будут описаны ниже. Здесь же отметим основные особенности природных комплексов, отвечающих перечисленным стадиям развития эолового рельефа в пределах вала Архангельского.

Между влажными песчаными равнинами нулевого цикла эолового преобразования и приподнятыми эоловыми равнинами осевой зоны вала Архангельского расположены слабо наклонные тонко-соляно-корковые песчаные равнины в начальной стадии эолового преобразования с угнетенным тростником и дерезой русской (23).

Работа ветра выражена здесь сочетанием дефляционных и аккумулятивных форм рельефа, которые в целом не нарушают равнинный характер исходной поверхности обсохшего дна моря. Первые представлены как относительно небольшими кавернами и язвами выдувания, глубиной до 0,2–0,3 м, так и обширными полями площадной дефляции с зостеровыми останцами высотой до 0,2–0,3 м, отражающими величину эолового переуглубления исходной поверхности дна с момента его осушения. Аккумулятивные формы выражены небольшими площадками, или овальными буграми навевания высотой до 0,1–0,3 м и пока еще редкими зачаточными барханчиками.

На периферии описанных равнин, или непосредственно по обрамлению более длительно существующих и уже расчлененных барханных равнин развиты маломощные покровы ровных навеянных песков (24). Сильными ветрами и бурями пески выносятся из очагов развевания в виде поземки и постепенно наращивающимся и разрастающимся покровом перекрывают суглинистое дно. Эти покровы развиты не только по обрамлению эоловых равнин вала Архангельского, но и вдаль перевеянного Причинкового пляжа. Ширина их 2–12 км. Вблизи очагов развевания мощность навеянных песков максимальная 0,2–0,4 м, к периферии она убывает до нескольких сантиметров.

Осевая зона вала Архангельского занята слабо приподнятыми эоловыми равнинами (25, 26, 27). Несмотря на то, что им присущ гидроморфный и полугидроморфный режим увлажнения (кроме крайнего юга), для них характерны все признаки эоловой пустыни. Северную часть вала занимает самая молодая эоловая равнина с подвижными барханами, лишенная растительности (25). Барханы занимают 40–60 % площади комплекса. Длина их 20–40 м, ширина 5–20 м, высота до 2–4 м. Часто они спаяны в цепи протяженностью до нескольких сотен метров, простирающих с СВ на ЮЗ. Северные склоны их пологие, южные – крутые. Межбарханные понижения представляют собой поля площадной дефляции, обогащенные ракушей, «осевшей» из выдутого покровного слоя песка. Несмотря на близкое залегание (1–1,5 м) высокоминерализованных грунтовых вод (14–35 г/л) засоление песков по сравнению с прилегающими к ним донными суглинками относительно не высокое 1,2–2,8 %, тип засоления сульфатно-хлоридный и хлоридно-сульфатный. Южнее описанной равнины расположена низко-бугристо-барханная песчаная равнина в начальной стадии зарастания кандымом (26). Здесь часто встречается чахлый тростник. Пески межбарханных понижений сильно засолены 4,6–4,9 %. Но перевеянные пески уже потеряли значительный запас солей и содержание их в барханных песках составляет 0,55–0,76 %.

На сочленении некогда подводной части вала с Тигровым хвостом, ныне расположена слабонаклонная бугристо-барханная равнина, относительно хорошо заросшая черным саксаулом и кандымом на засоленных полуавтоморфных почвах (27).

Таким образом, в пределах большей части вала, слагающие его пески находятся в подвижном состоянии. Сам эоловый рельеф далек от своей зрелости и продолжает активно развиваться.

Эоловые массивы Ержарской отмели, ныне разделяющие озеро Жылтырбас на две части, характеризуются той же зональностью, что и эоловые пески вала Архангельского. На юге отмели они сильнее расчленены и лучше заросли кустарником, чем на севере. Но сам характер растительного покрова здесь отличается от вала Архангельского. На юге отмели развиты бугристо-барханные (высота 1–3 м) равнины с тамариксчатниками (проективное покрытие 40–70 %) на песках и средне засоленных песчаных гидроморфных почвах (28). В средней части этой обширной отмели развиты плоские супесчано-песчаные равнины с тамариксчатником и тростником на сильно заселенных гидроморфных почвах (29). На севере заростание заметно уменьшается и начинает доминировать урочища плоской пухло-корковой супесчано-песчаной равнины с редким тамариксчатникком и тростником (30). Здесь же выделяются перевеянные песчаные равнины с подвижными барханами, полностью лишенные растительности (31). Южная, обсохшая часть Жылтырбаса, ныне занята пухляковой супесчано-суглинистой равниной с сарсазаниками и тамарисчатниками (проективное покрытие 40–70 %) на сильно засоленных полугидроморфных и полуавтоморфных почвах (32).

Бывшие пляжи Арала и сочлененный с ними береговой склон в настоящее время представляют собой бугристо-барханные перевеянные песчаные равнины. По характеру рельефа, слагающим его отложениям и растительному покрову в бывшей береговой зоне выделяются два урочища. Одно из них отвечает относительно крутому Причинковому пляжу (33), второе – пологому, местами очень сильно перевеянному пляжу, некогда отделявшему море от дельты Амударьи (34). В строении Причинкового пляжа участвуют пески не засоленные или слабо засоленные. В пределах других пляжей пески засолены до 1,8–2 %. Для Причинкового пляжа характерно обилие валунно-галечного материала и глыб сарматских известняков и мергелей, которыми сложены береговые валы. К Причинковому пляжу близки по строению бывшие Муйнакские пляжи, расположенные у подножья крутого обрывистого восточного и южного берега полуострова, сложенного меловыми отложениями. Причинковый галечно-песчаный пляж отличается от других перевеянных пляжей и наибольшим разнообразием поселившихся здесь растений. Наряду с тамариксом, присущим всей песчаной береговой полосе, здесь расселились – белый саксаул, кандым, песчаная акация, сингрен, местами много силена. Встречаются высокие конусовидные бугры (1,5–2 м), заросшие стелющимся колючим кустарником с мелкими черными косточковидными семенами. Но в целом, кроме южной части Причинкового и Рыбачьего пляжа, проективное покрытие бугристо-барханных песков пляжей не превышает 10–20 %.

Несмотря на то, что ландшафты Причинкового и Аджибайского пляжей достигли элювиальной стадии, а для всей остальной прибрежной зоны характерны полуавтоморфные условия, описываемые природные комплексы, сочлененные с бывшим коренным берегом, находятся в динамическом состоянии. На значительных пространствах пески пляжей слабо закреплены и подвижны. Происходит дальнейшее расчленение эолового рельефа за счет углубления котловин выдувания и роста аккумулятивных бугристо-барханных форм. Все пляжи до сих пор остаются мощными очагами солепылевыноса.

На продолжающееся интенсивное развитие эоловых процессов указывает смещение ветром песков Аджибайского берегового вала на несколько десятков метров к югу, где они мощным 1–1,5 м покровом перекрыли тростниковый торф обсохшей подводной дельты. Аналогичная картина характерна и для Узункаирского пляжа, часть песка которого смещена ветром на 3 км к югу и продолжает свое движение, засыпая бывший тростниковый край дельты покровом мощностью до 0,3–0,5 м.

3. Сформировавшиеся природные комплексы

С понижением уровня грунтовых вод ниже 5 м природные комплексы обсохшего дна моря вступают в элювиальную стадию развития.

Последняя характерна для ландшафтов Аджибайского залива. Здесь на бывшей части его обсохшего дна развита плоская рухляковая кочкарная суглинистая равнина с разряженными тамариксчатниками и карабараком на отакыренных чрезвычайно сильно засоленных автоморфных почвах (9). Все основные природные процессы, участвовавшие в формировании этого комплекса уже завершились. Прекратилось физико-химическое выветривание, приведшее к полигональному растрескиванию суглинков при их высыхании. Первоначально плоская поверхность полигонов разрушилась. Деградированные суглинки с их бортов осыпались и оплыли в разделяющие их некогда зияющие трещины. В результате образовалась мелкобугристая кочкарниковая поверхность. С понижением УГВ ниже 5 м прекратился и вынос солей капиллярным током к поверхности.

Центральная и восточная части Аджибайского залива занята луговыми солончаками с однолетними солянками и сарсазанниками (10) и луговыми солончаками с солянковыми юлгунниками и тростниками (11), находящимися в зоне подтопления сбросными водами с озера Судочьего и Муйнакского водохранилища. Южная часть, расположенная на сочленении берегового склона с дном залива, ныне представляет собой слабопологую супесчано-суглинистую равнину с отдельными буграми навевания и полями площадной дефляции с редким карабараком, сарсазаном и тамариксом на сильно засоленных автоморфных почвах в сочетании с пухлыми, лишенными растительности солончаками (12).

В конце 80-х – начале 90-х годов в дельте Амударьи и в бывших мелководных заливах Арала – Муйнакском и Рыбацком были созданы водоемы, а в заливе Жылтырбас обширное сбросное озеро. Все они представляют собой своеобразные искусственные тростниково-озерные урочища (35). Вдоль периодического стока с Думалака через Аббас и с Жылтырбаса на морском дне возникли густые тамариксово-тростниковые заросли (36). Непроходимый тростник достигает высоты 4–5 м. Сухой тростник местное население часто поджигает. На месте сгоревшего начинает расти молодой зеленый тростник, который используют для выпаса скота. Тамарикс при этом погибает.

К ландшафтам, сформированным древнеаральской трансгрессией относятся узкий островной песчаный бар (вал) Тигрового хвоста, осложненный высокими (3–4 м) кандымовыми и тамариксовыми фито-буграми (37) и плоская, частично перевеянная, приподнятая песчаная равнина (58–60 м абс.) с белосаксаульниками на незасоленных пустынно-песчаных почвах по обрамлении лагуны Сургуль (38).

На заключительном этапе деятельности Амударьи был сформирован наложенный на обсохшее дно моря ландшафт прирусловых валов Инженерозека, Аккая и Урдабая с древесно-кустарниковыми опустынивающимися (высыхающими) тугаями на остаточно-луговых и лугово-такырных незасоленных почвах (39). В северной части этих валов русловые пески перевеяны и образуют бугристо-барханные массивы с белосаксаульниками и тамариксом на песках и незасоленных пустынных песчаных почвах (40).

Основные выводы сводятся к следующему. Зарождение ландшафтов первично-аккумулятивной морской равнины связано с деятельностью Арала, а их становление и развитие с падением уровня моря и осушением его дна, приведших к смене первичных подводных ландшафтов качественно новыми ПТК континентального ряда, многие из которых наследуют основные морфологические особенности исходных комплексов.

Анализ закономерностей пространственно-временной дифференциации ландшафтов обсохшего дна моря и особенности их функционирования позволяет выделить три группы природных комплексов: начальных этапов формирования; формирующиеся и сформировавшиеся, которые, последовательно сменяя друг друга, продвигаются вслед за отступающим морем. Современное состояние первых и вторых характеризуется большой динамичностью. Сформировавшимся комплексом присущи установившиеся основные ландшафтообразующие свойства и черты типичные для пустынь Средней Азии (Рафиков, 1982). Аналогичные выводы сделаны Г.В. Гельдыевой и др. (1996), отметившими, что природные комплексы обсохшего дна Арала характеризуются определенными закономерностями структурообразования, функционирования и развития, приводящими к их естественной стабилизации.

Непрерывное и необратимое развитие природных комплексов происходит эволюционным путем через ряд стадий от гидроморфной до элювиальной. Эволюция ландшафтов и усложнение их внутренней организации осуществляется на фоне нарастания, а затем постепенного уменьшения активности природных процессов, сформировавших основные ландшафтные свойства аридных геокомплексов пустыни Аралкум.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252