Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

1.7. Растительность и ее значение в развитии ландшафтов

Растительность является составной частью развития биоты ландшафта и играет важную роль в выполнении его функций. Обсохшее дно Арала представляет собой уникальную лабораторию природы. Здесь можно проследить, как на абсолютно голом, недавно вышедшем на дневную поверхность морском дне происходит зарождение, развитие, а часто и отмирание растительных ассоциаций, от самых простых однолетних солянок, до ряда растительных формаций, свойственных тому или иному ландшафту. При этом зарождение, развитие и смена одних формаций другими, или их сочетание отражает эволюцию самих ландшафтов и зависит прежде всего от провинциальных или местных
особенностей обсохшего дна, состава донных отложений, их засоления, глубины залегания и минерализации грунтовых вод.

Пространственно-временная закономерность развития природной среды обсохшего дна Арала, которая в конечном итоге приводит к становлению зональных типов почв и растительности освещена в работах Г.Б. Макулбековой (1979), А. Бахиева (1979), И.П. Герасимова и др. (1983), С. Кабулова (1990), С. Кабулова, М. Ганиева (1999), С. Кабулова и др. (1999). Как отмечает И.П. Герасимов и другие исследователи, это развитие происходит поэтапно. Выделяется шесть этапов. Первым двум этапам формирования маршевых и приморских солончаков присуще развитие галофитного сообщества, состоящего из однолетних солянок – солероса, сведы и лебеды. Следующий этап наступает на третий – четвертый год осушения дна моря, когда в результате иссушения поверхностного слоя отмирают однолетние галофиты и на приморских солончаках происходит внедрение в галофитную экосистему некоторых пустынных ксерофитов. На четвертом переходном этапе, который наступает на 4–5-й год, на легких донных отложениях и на 5–7-й год – на тяжелых, начинается образование пустынных биокомплексов. На донных отложениях легкого механического состава появляются пустынные ксерофиты многолетники – тамарикс, сарсазан и псаммофиты. На глинисто-суглинистых отложениях образуются корковые солончаки с сарсазанником. Затем на 10–11-й год наступает пятый этап. Начинается образование собственно пустынных ландшафтов. На развеваемых донных песках и отакыривающихся тяжелых почвогрунтах развивается многолетняя псаммофильная растительность с элементами лугово-тугайных фитоценозов. На 14–16-м году после осушения происходит опустынивание ландшафтов.

В настоящее время подтверждается прогноз сделанный И.П. Герасимовым с соавторами, что начиная с 1980 г., т.е. в полосе осушки 1980–1990 гг., ожидается начало неустойчивого первоначального солянкового зарастания, а к 2000 году здесь будут развиты песчано-солянковые пустоши, занимающие 50–80 % площади данной полосы осушки. Этими исследователями был сделан прогноз и на последнее десятилетие текущего столетия. В полосе осушки 1990–2000 гг. зарастание будет затруднено из-за сильного засоления и, в основном, здесь сформируются безжизненные приморские злостные солончаки. Этот прогноз полностью подтверждается.

По нашим полевым наблюдениям отмечается следующее изменение растительных формаций по мере движения с юга на север, от коренного берега (53 м абс.) к осушке 1990 г. (38,2 м абс.), севернее которой, как отмечалось выше, растительность практически отсутствует. Вдоль всего
коренного берега развита кустарниковая растительность. Пески Причинкового пляжа и берегового склона в полосе шириной до 2 км покрыты, в основном, белым саксаулом. Наиболее густые заросли саксаула находятся южнее Аджибайского спуска. Но в целом для причинковой полосы кустарниковое покрытие составляет 10–30 %. Здесь кроме саксаула встречаются редкий тамариск, кандым, сингрен и силен. Хорошее проективное покрытие 50–60 %, преимущественно тамарисковое характерно для обрамления Рыбацкого залива. Аджибайский и Аккала-Узункаирский интенсивно перевеянные пляжи, в отличие от вышеописанных, покрыты относительно редким тамариском образующим фито-бугры высотой до 1–1,5 м. Довольно разнообразная кустарниковая растительность – кандым, белый саксаул, тамарикс, сингрен (покрытие 20–30 %), характерна для ровных и бугристо-барханных песков, узкой (5–6 км) полосой примыкающей к Тигровому хвосту и Муйнакскому взморью. Описанная кустарниковая растительность прослеживается до тригопункта Осман (41,7 м), расположенного в 8 км севернее дуги Тигрового хвоста. Далее к морю встречается лишь фрагментарно сохранившийся покров сухой лебеды, а затем идут абсолютно голые корковые приморские солончаки. Примыкающая к Причинковому заросшему пляжу, западная часть Аджибайского залива практически лишена растительности. В отличие от западной, центральная и восточная части Аджибайского залива хорошо заросла травянистой и кустарниковой растительностью. Так по центральной части залива и далее к северу до широты мыса Улькентумсык, т.е. до осушки 1990 г. 38,2 м абс., проходит полоса (5–6 км) довольно интенсивного тамириксового зарастания. Она обязана своим происхождением сбросу вод озера Судочьего. На частично перевеянных песках вала Архангельского зарастание тамариском отмечается до тригопункта Кандыргач (42,9 м), расположенному в 12 км, севернее старой метеостанции Тигровый хвост. Затем кустарниковая растительность становится крайне редкой. Далее к северу, на осевой зоне вала, фиксируемой горизонталью 40 м абс., встречается редкий сингрен и островки угнетенного тростника.

На значительном пространстве между Муйнакским взморьем и русловым валом Инженерозека местность хорошо заросла тамариксом, низким джингилом, местами угнетенным тростником. Здесь эта растительность распространена на 12–14 км севернее бывшего Пионер лагеря. Далее на север простирается приморская равнина с фрагментарно сохранившимся покровом сухой лебеды и сведы. Между Инженерозеком и Урдабаем, на прилегающей к Аккайскому прирусловому валу части обсохшего дна, наблюдаются крайне редкие фито-бугры тамарикса. Далее к морю растительность отсутствует. Вдоль Аккала-Узункаирского перевеянного пляжа вплоть до сбросных тростниковых зарослей на севере и озера Жылтырбас на востоке, четко выделяются три зоны различного зарастания. Первая, примыкающая к пляжу (ширина 5–6 км) интенсивно заросла молодым джингилом (до 1 м). Следующая к востоку зона имеет ширину до 10–12 км. Для нее характерен единичный тамарикс. Третья зона, имеющая ширину 5–6 км, тянется вдоль западного берега Жылтырбаса. На большем своем протяжении она поросла молодым тамариксом (1–1,5 м). Проективное покрытие 20–30 %. В непосредственной близости от воды начинаются тростниковые заросли.

Заповедная зона представляет собой новый обширный, так называемый Ержанский остров, разделяющий озеро Жылтырбас на две части – западную и восточную. Вся южная часть острова, вплоть до тригопункта Сопка (46,1), хорошо заросла высоким 2–3 м тамариксом. Проективное покрытие составляет 40–60 %. Севернее Сопки, на расстоянии до 6–8 км, развиты ровные пески, покрытые сухим тростником и редким невысоким тамариксом. Далее к морю барханные и ровные пески острова лишены растительности.

К 1990 году на осушенном дне Арала были созданы Муйнакское, Рыбацкое водоемы и озеро Жылтырбас. Вдоль периодических прорывов или сбросов с этих водоемов, на обсохшем дне, возникли своеобразные, временно обводняемые, тамарикс-тростниковые заросли. Они развиты не только в уже описанном Аджибайском заливе, но и на обширной площади севернее мыса Аккала и Жылтырбаса.

На прирусловых валах Инженерозека, Аккая и Урдабая растительность представлена типичным тугаем характерным для надводной дельты Амударьи. К настоящему времени тугай наполовину высох.

Обсохшая южная часть дна Арала характеризуется особенностями аридной пустыни. По данным С. Кабулова и др. (1999) на обсохшем дне моря преобладает травянистая растительность 59,6 %, на кустарники приходится 26,8 %, полукустарники и полукустарнички 11,6 %, деревья 2,8 %. Здесь произрастают деревья 2-х видов, кустарники и кустарнички – 20 видов, полукустарники и полукустарнички – 11 видов, многолетние травы – 26 видов, однолетние – 35 видов. Из этих 35 видов – 25 видов являются представителями семейства маревых.

Таким образом, в 1965–1990 гг. развитие растительности определялось пространственно-временной закономерностью формирования природной среды обсохшего дна моря и происходило поэтапно. В последнее десятилетие эта этапность нарушена. В результате повышения минерализации подземных вод и самого отступающего моря прекратилось зарастание галофитами приморских гидроморфных солончаков, ныне представляющих собой безжизненную соляно-корковую пустыню.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252