Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

1.2. Геоморфологическое строение и роль рельефообразующих процессов в становлении и развитии ландшафтов

Происхождение впадины Арала, основные этапы развития моря, описание рельефа его берегов и обсохшего дна освещены в работах М.И. Епифанова (1961), Ю.М. Клейнера, В.Н. Кравчук (1966), В.И. Лымарева (1968), А.С. Кесь (1969, 1991), Н.М. Богдановой, В.П. Костюченко (1977, 1978), А.А. Рафикова (1982), Б.И. Пинхасова (1984), Н.М. Богдановой (1989), И.В. Рубанова (1984, 1987), Г.В. Гельдыевой, Т.И. Будниковой (1985), Т.П. Грязновой (1979, 1982, 1986), Б. Жоллыбекова (1995), Б.И. Пинхасова, Т.Э. Мавлянова (1997), А.К. Курбаниязова (1999, 2000) и других исследователей.

На севере впадина Аральского моря ограничена возвышенными столово-останцевыми равнинами Северного Приаралья, на востоке и юге – низменными аллювиально-дельтовыми равнинами Сырдарьи и Амударьи, разделенными слабо приподнятой пластовой равниной Приаральских Кызылкумов. С запада к морю подступает плато Устюрт. Рельеф обсохшего дна Арала показан на геоморфологической карте (рис. 1.1).

В основу выделения и картирования рельефа положены его возраст, генезис и морфология. Рельеф побережья и обсохшего дна моря обязан своим происхождением древне- и новоаральской трансгрессиям.

Рельеф созданный древнеаральской трансгрессией, проявившейся около 3 тыс. лет назад (Кесь, 1991), имеет крайне ограниченное распространение. Развит он на чинке Устюрта, в урочищах Кызылкаира и Каракаир, где представлен фрагментарно сохранившимся галечно-валунным береговым валом на отметках 70–73 м абс. (Клейнер, Кравчук, 1966) и на полуострове Муйнак, где ему отвечает абразионно-аккумулятивная поверхность на отметках 58–60 м абс., обрамляющая высохшую лагуну Соргуль. На этой поверхности 01.wmf расположен и сам город Муйнак.

С древнеаральской трансгрессией связано и начало формирования мощного островного бара Тигрового хвоста.

Рельеф берегов и обсохшего дна Аральского моря, созданный новоаральской трансгрессией, и постаральский наложенный рельеф, образовавшийся в последние десятилетия после отступления моря в результате преобразования исходной поверхности обсохшего дна Арала экзогенными рельефообразующими процессами, представлен двумя основными генетическими категориями: аккумулятивным и дефляционно-аккумулятивным (эоловым). Аккумулятивный рельеф, созданный морем или совместной деятельностью реки моря (подводно-дельтовый) обозначен на геоморфологической карте – Q4am. Флювиальный рельеф, созданный речной аккумуляцией, а точнее устьевыми протоками Амударьи – Инженерозеком, Аккаем и Урдабаем, аллювий которых наложен на обсохшее дно моря, обозначен Q4a. И наконец эоловый дефляционно-аккумулятивный рельеф, образовавшийся за счет перевевания донных песков, показан индексом QIVV.

1_1.tif

Рис. 1.1. Геоморфологическая карта южной части обсохшего дна Аральского моря

Как видно из рис. 1.1, рельефы территории Аральского моря представляют следующее: 1 – аллювиальная равнина (надводная дельта Амударьи). Представлена сочетанием обвалованных русел и межрусловых понижений. Абсолютные отметки 40–53 м; 2 – слабонаклонная на север первично-аккумулятивная равнина созданная совместной деятельностью реки и моря – обсохшая подводная дельта Амударьи и дно Аральского моря. Абсолютные отметки 32,5–53 м; 3 – вдоль береговая абразионно-аккумулятивная терраса бывшего острова Такмак-Ата (полуостров Муйнак) и береговой вал Тигрового хвоста. Абсолютные отметки
58–60 м; 4 – постаральский эоловый рельеф – перевеянные песчаные отложения пляжей и обсохшего дна Арала. Массивы частично закрепленных и подвижных бугристо-барханных и барханных песков, высотой 0,5–5 м; 5 – маломощные покровы 5–40 см ровных навеянных песков, вынесенных бурями из очагов развевания и наложенные на донные супеси и суглинки; 6 – древний глубоко расчлененный грядово-ячеистый эоловый рельеф Муйнакской возвышенности. Абсолютные отметки 60–80 м. Границы: 7 – типов рельефа; 8 – озер, водоемов, временно обводняемых территорий; 9 – а) береговая линия моря в 1960 г., б) условная береговая линия моря в 2000 г. и его уровень. Прочие обозначения: 10 – а) действующие русла и каналы, б) сухие русла; 11 – направления временного стока; 12 – а) дамбы, б) коллектора; 13 – мокрые солончаки ранних лет осушки и лагуны Сургуль и Муйнакского взморья. Возраст рельефа: Q4 – современный, 02.wmf – новоаральский, 03.wmf – древнеаральский, QЕ–Q4 – эоплейстоцен-четвертичный.

Эоловый рельеф сравнительно узкой полосой (3–5 км) опоясывает бывший коренной берег Арала. Севернее Муйнака он развит в пределах меридионально вытянутого на 50 км и довольно широкого (10–15 км) вала Архангельского, которому ранее отвечала цепь песчаных подводных отмелей и банок, обусловивших его современное доминирующее гипсометрическое положение в рельефе обсохшего дна (40–41 м абс.). На востоке территории массивы эоловых песков отвечают Ержанской отмели.

Дефляционно-аккумулятивный рельеф представлен подвиждными или частично закрепленными бугристо-барханными песками высотой от 0.5 до 3–5 м. Эоловый рельеф является наложенным, постаральским и существенно изменяет облик исходной поверхности пляжей, подводных отмелей и банок.

Сочлененное с перевеянными пляжами и береговым склоном, обсохшее дно Арала представляет собой пологонаклонную к центральной части моря незначительно расчлененную (0–1 м) солончаковую супесчано-суглинистую первично-аккумулятивную морскую равнину.

К концу 2000 года при уровне Арала 32,5 м абс., максимальной ширине осушки до 80 км и минимальным уклонам 0,0002, отвечали западная – Аджибайская и восточная – Жылтырбасская части обсохшего дна. Минимальная ширина осушки около 30 км и максимальный уклон 0,0005 присущи центральной Муйнак-Узункаирской части обсохшего дна, отвечающей подводной дельте Амударьи.

Здесь же в пределах бывшей авандельты основные устья Амударьи – Урдабай, Акай и Инженерозек, которые функционировали до конца 80-х годов, продвигаясь вслед за отступающим морем, сформировали на его обсохшем дне три прирусловых вала, сложенных песками и алевритами, мощностью до 5–7 м. Наиболее протяженный Урдабайский вал вытянут с юго-запада на северо-восток на 30 км. Ширина его 2–5 км. Ширина самого русла Урдабая 100–120 м, глубина 3–5 м. Аккайский и Инженерозекский валы значительно короче 12–13 км, а ширина их не превышает 2–4 км. Пески слагающие северную оконечность валов интенсивно перевеяны и образуют низко-средневысокие 1–3 м, частично закрепленные барханные массивы.

После выхода на дневную поверхность и осушения морское дно начинает подвергаться воздействию экзогенных рельефообразующих процессов, частично или полностью изменяющих его рельеф. Эоловые процессы являются главенствующими. Кроме того развиты линейная эрозия и процессы физико-химического выветривания. Последнее выражается полигональным растрескиванием донных суглинков при их высыхании. Затем края полигонов постепенно разрушаясь, сползают в разделяющие их трещины, вследствие чего образуется своеобразная кочковатая поверхность.

Линейное эрозионное расчленение происходит в результате периодических сбросов или прорывов озер и водоемов – Судочьего, Муйнакского, Рыбацкого, Думалака, Жылтырбаса. Наиболее наглядно это выражено в районе Аббаса и Аккалы. Здесь выработана целая система глубоких (3–5 м) и широких до (50–100 м) русел и ложбин стока, расчленяющих поверхность дна и осложняющих его морфологию.

С определенной условностью к рельефообразующим можно отнести и процессы засоления. Наряду с площадным соляно-корковым или пухляк-корковым покрытием, они образуют типичные ландшафты мокрых солончаков и шоров.

Роль рельефа в зарождении, становлении и развитии ландшафтных комплексов огромна. С рельефом связана литогенная основа комплекса. Он определяет конфигурацию, форму, внешний вид, гипсометрическое положение, характер связи с другими комплексами, наличие или отсутствие подземного или поверхностного стока, дренированность территории, условия развития других компонентов.

Типы и подтипы ландшафтов дифференцируются на роды, для которых главное – геоморфологические критерии (геоморфологические типы рельефа). Геоморфологический фактор во многом определяет текстурные черты морфологии ландшафтов, внутриландшафтный тип сочетаний – пространственную организацию слагающих его элементарных природных комплексов. На этом основании ландшафтная текстура становится важным диагностическим признаком родов ландшафтов (Николаев, 1979).

На обсохшем дне моря полосе перевеянных песков соответствует граница ландшафта эоловых песков, рассоляющих плоских равнин – ландшафт остаточных солончаков и др.

Таким образом, особенности рельефа, вместе с другими компонентами, точно определяют границы размещения ландшафта, а в некоторой степени даже его морфологические черты.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074