Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

Глава X. Обретение родителей

После ухода этой беременной девочки в компании с изуродованным стариком, Анастасия Сергеевна пребывала на грани помешательства рассудком. В этой девушке она неожиданно для себя признала свою юную копию, когда ей было шестнадцать лет – дерзкую, решительную, уличную заводилу, в которую были влюблены все мальчишки.

«Но как она стала Демидовой и беременной!? Ведь моя девочка умерла в двухлетнем возрасте. Я же сама видела её тельце с характерными родинками в межлопаточной области!» – подумала она.

Анастасия Сергеевна вскочила и прошлась по кабинету. «Однако нужно вспомнить, всю ту историю глумления над собой. До сих пор я старалась её забыть, но видимо пришло время вспомнить, и во всех подробностях. Как под воздействием снотворного препарата, будучи девственницей, была изнасилована в той проклятой арабской стране, куда аспиранткой приехала на международный конгресс по генетике, а очутилась в будуаре того гнусного развратника, который носил титул принца!»

Она заварила пакетик зелёного чая и стала небольшими глоточками пить приятную на вкус жидкость. «До открытия залежей нефти, которую сделали не они, а подобные европейцы, как я, – рассуждала она, – эти бедуины на верблюдах скитались по пустыне, в том числе и этот ублюдок. Я его увидела только через несколько дней, когда он решил повторить свой «сексуальный подвиг», но уже с моего желания. Однако встретил от меня решительный отпор, и я была в голом виде замурована в четырёх кирпичных стенах с крошечными оконцами. Через них мне подавали пищу и воду, а физиологические акты совершала под хохот, который раздавался из-за двери, через дыру в поле. То есть всё делалось так, чтобы я сошла сума!»

Она встала и подошла к трюмо, на неё смотрели полные печали черные бархатные глаза, над которыми возвышалась копна темно-каштановых волос. И вдруг она рядом со своим лицом увидела облик только, что ушедшей беременной девушки – они были просто идентичными. Со страхом она закрыла глаза, а когда открыла, то видение исчезло.

«Помнится, – перед самым моим освобождением из заточения, – эта мразь с ухмылкой стал рассказывать мне о том, как он совершил это гнусное насилие надо мною. Видите ли, ему понравилась я – эта умная, но нищая красавица с севера! А он бородатый и бездарный сын пустыни, но с кучей денег, должен был ею восторгаться, а не наслаждаться её телом в будуаре!»

Она села в кресло, и захотела заплакать, но глаза её остались сухими. «Видимо, уже слёз не осталось, – подумала она, – всё же странно устроен человеческий мир! Интеллект ничего не стоит, но движет прогрессом. Пищу же дает природа, а человек может использовать ее для своей личной выгоды, зарабатывая на голоде себе подобных огромные деньги! Когда же наступит справедливость в этом вопросе? Человечество явно не в силах его разрешить! А значит, должный порядок наведет Бог! Поскорее бы Он уж это сделал!»

Анастасия Сергеевна подошла к окну и взглянула на небо – оно было безмятежно спокойным, лишь порой чайки стрелой проносились в сторону океана.

«Так вот, – стала шептать она, как будто перед кем-то оправдывалась, – после выступления на пленарном заседании, я пошла в номер, чтобы подготовится к следующему докладу, при этом совершенно не знала, что за помещением номера ведется видеонаблюдение, и в него ведет даже потайная дверь. На столе стояло блюдо, в котором были финики и два граната. Рядом стояла закрытая бутылка с минеральной водой, на горлышке которой висел ключ. Подобные фрукты и воду я видела в других номерах, и по этой причине не придала «сервису» никакого значения. И напрасно, так как в бутылке было сильное снотворное вещество. Всё было рассчитано на то, что сладкие фрукты вызовут жажду, и я захочу напиться. И мгновенно засну. Мою соседку по номеру в это время донимали расспросами о России. Так что у похитителей было достаточно времени, чтобы сонную вытащить меня из номера и отдать на растерзание извращенцу. Вот именно так всё и произошло! Члены научной делегации о моем исчезновении поставили в известность российское посольство, но оно решило, что я сбежала в неизвестном направлении, и не стало проводить расследования».

Несмотря на столь экзальтированный половой акт, Анастасия Сергеевна всё же забеременела. Когда стало видно, что она ждет ребенка, то её из заточения изъяли и поместили в саманный домик с двориком, где росли две финиковые пальмы. Сразу же приставили и прислугу. Несколько раз ей подкидывали веревку и нож, по-видимому, с целью, чтобы она или повесилась, или зарезалась.

Другая девушка таких издевательств навряд бы выдержала, но она помнила слова бабушки о том, что самоубийство это тяжкий грех, а быть в аду ей не хотелось, ибо для неё был достаточным тот кошмар, который она сейчас испытывает на земле. Вот так желание стать научным деятелем, обернулось для этой умной девушки истинным адом.

После этих воспоминаний Анастасия Сергеевна разрыдалась и с трудом потом успокоилась. «Однако эмоции плохой советчик, – решила она, – надо все тщательно взвесить и продумать! Единственной объективной зацепкой в этой истории будут родинки. А значит, при её появлении через две недели, надо осмотр начать со спины, а там видно будет!».

Вот так обе заинтересованные стороны стали с нетерпением ждать, когда же пройдут эти две недели. И они прошли.

– Ну как дорогая девочка себя чувствуешь!? – спросила Анастасия Сергеевна.

– Нормально!

– Тогда приступим к обследованию!

– А можно, чтобы при нем присутствовал муж!

– А зачем!?

– Чтобы сам услышал, если вдруг со мною или ребёнком, что-то не так! – произнесла Мия.

– Хорошо! Пусть присутствует!

– Проходи за ширму и раздевайся! Нужно будет выполнить общий осмотр тела.

Мия побледнела и сразу же взглянула на мужа, а затем на ватных ногах прошла за ширму. Туда же устремилась и Анастасия Сергеевна, а следом за ними и Демидов.

Едва взглянув на спину пациентки, профессорша признала в ней дочь! Ноги у неё подкосились, и она упала бы на пол, но Демидов подхватил её на руки и положил на кушетку, Рядом с врачом села Мия. Алексей Петрович стал пристально смотреть то на мать, то на дочь, и всё больше и больше находил в них сходство между собою.

Но вот он уловил во взгляде у старшей из них осмысленное выражение, и сказал:

– Ну, вот дорогие мои, вы и встретились, а кто вас разлучил, то уж разбирайтесь дома. Лучше у меня!

– Ты что знал, что твоя жена моя дочь!?

– Нет! Но понял это сразу же во время первой нашей встречи! Ты – Мия одевайся, а вы Анастасия Сергеевна – раздевайтесь, то есть снимайте халат, и поехали отмечать это великое событие.

Профессорша согласилась. Когда они ехали, то мать и дочь, сидя на заднем сидении, в слезах сжимали друг друга в объятиях. Мать поцелуями покрывала лицо дочери и не переставая шептала: «Ты моя кровинушка! Ты моя кровинушка!».

По фонтану этих эмоций, он понял, что Анастасия Сергеевна не бросала свою дочь, а случилось что-то дикое и страшное.

«Предстоит теперь найти ещё и отца!» – подумал Алексей Петрович.

Шестым чувством Демидов догадывался, что он его знает. Надо будет показать фотографии знакомых нефтепромышленников матери моей жены. Она наверняка определит в одном из них отца
дочери.

Попав в поместье, мать и дочь продолжали не отходить друг от друга. Они напоминали двух закадычных подруг, то плакали, то смеялись, то перешептывались. Алексей им не мешал. Вдруг Анастасия Сергеевна подошла к нему и потупись, сказала:

– Можно я этот вечер и ночь проведу у вас!?

– Я только что сам хотел это вам предложить!

– А можно если буду иногда называть тебя Рикос!?

– Это только меня обрадует!

– А можно я тебя как папу поцелую!

– Можешь делать, что угодно. Ты для меня не теща, а старшая дочка!

– Спасибо тебе за всё! Мне так легко и тепло быть с тобою! Теперь я понимаю, почему дочь полюбила тебя – ты добрый, справедливый и надёжный. С тобой никакие невзгоды не страшны.

– Рад, что мы поняли друг друга! И прошу тебя внимательно рассмотреть вот этот мой фотоальбом!

– Зачем!?

– Возможно, среди них ты определишь отца дочери!

– Странно было бы, но я посмотрю!

Она стала машинально перевертывать фотографии, а с боку у неё притулилась Мия. И вдруг Анастасия Сергеевна замерла – в одном из мужчин она узнала своего давнего насильника.

– Это он! – прошептала она.

– Кто? – удивленно спросила дочь.

– Твой отец!

– Рикос! Рикос! – стала кричать Мия, мама узнала моего отца.

– Я так и думал! Дар ясновидения не подвел меня! – сказал Демидов, подойдя и женщинам.

Анастасия Сергеевна протянула зятю фотографию и закрыла глаза. Демидов взял фотографию и повертев её в руках сказал:

– Это Саид! Мой компаньон! Он одной из страны персидско-
го залива!

– Там шестнадцать лет назад проходил конгресс по генетике, на котором я делала доклад. Этот негодяй напоил меня снотворным, а затем сонную обесчестил. От него родилась Мия. Всё! Мне трудно говорить!

– А надо! Надо же поставить точку в ваших судьбах!

– Хорошо! Но не сейчас! Надо же собраться с мыслями! – сказала Анастасия Сергеевна, и встав, направилась к двери.

– Не уходите! Мии будет тяжело без вас!

– А я и не думала уходить! Просто хотела выйти во двор и вдохнуть свежего воздуха!

– И я с тобой! – вскочив, сказала Мия.

Когда мать и дочь вышли во двор, Демидов принялся анализировать сложившуюся ситуацию. «Без личного разговора с Саидом не обойтись, а он может быть роковым! Стоит ли сейчас Мии в этом криминальном дознании участвовать!? Конечно, нет! Надо донести мое мнение до неё!» – подумал он.

Через час Мия и Анастасия Сергеевна вернулись со двора в дом.

– Ну и что решили!? – спросил Алексей Петрович.

– Ничего! Но одно точно знаем, что, ни я, ни Мия не поедем в эту арабскую страну для выяснения отношений с этим шейхом. Если захочешь, то можешь слетать это за нас! Ты же в курсе всех событий, которые произошли с нами обеими!

– Нет, не со всеми! Мне осталось не ясным, как же тебе удалась вырваться из лап этого насильника и очутиться в Австралии.

– Хорошо, расскажу и это!

И она поведала о том, что после рождения Мии отношения к ней резко улучшились. Её перевели из саманного домика в просторное помещение с бассейном, которое было во дворце. Кормить стали вкусной и разнообразной пищей. Несколько месяцев дочка была с ней. Грудное вскармливание она продолжала месяца три, а затем молоко у неё пропало, и тогда её сразу же разлучили с Мией. Она стала возмущаться и её обратно перевели в саманный домик, в котором она проводила время в полном одиночестве. Так продолжалось два года. Но вот однажды в него вошёл насильник со служанкой, которая держала сверток в руках, и сказал:

– Наша дочь умерла, – пробормотал он на английском языке, – я принёс её тельце, чтобы ты с ней попрощалась! Так требует Коран! А я Аллаха больше гневить не хочу, ибо уже совершил тяжкий грех, когда сонной овладел тобой, и был за это наказан!

Я стала кричать, что этого не может быть, что Мия ни чем не болела. Тогда он приказал женщине развернуть простыню, в которую было завернуто тельце дочки, и показал на спинку трупика:

– Узнаешь эти родинки!?

Наверное, вид был у меня ужасный, так как он отвернулся, и сказал:

– Вижу, узнаешь! Ты уж прости меня за то, что в ту бутылку подмешал снотворное, а когда на видеокамере увидел, что ты отключилась, то через потайную дверь проник в твой номер и сонную изнасиловал тебя, а затем перетащил в свой будуар!

– Зачем ты всё это мне рассказываешь! Что решил повторно поиздеваться надо мною!

– Нет! Я всё же королевских кровей! Совесть замучила! Вот в этом пакете твои документы, деньги и авиабилет до Австралии. В Россию тебе возвращаться нельзя, так как ты там считаешься невозвращенкой! Тебя за это посадят. Не смотри на меня с такой ненавистью, как в ту ночь, когда кусалась, царапалась, рвала бороду и волосы на голове, мало того ещё и била ногами куда попало! И за это была наказана! Сама виновата, что такая красивая и умная! Ты мне сильно понравилась! Мне женщина не была нужна, их у меня была предостаточно, мне нужна была королева, и ты подходила на её роль. Другого же способа покорить тебя у меня просто не было. А дочку нашу я любил, даже на руках носил! Через час подъедет машина и отвезёт тебя в аэропорт. Дочку же похороним с почестями, как и полагается потомкам Сулеймана – прекрасного.

После этого он ушел. Служанка, которая пришла вместе с ним, замешкалась и прошептала: «У господина великое горе! Жена родила глупого уродца!».

После этой исповеди, которую слушала и Мия, Анастасия Сергеевна потупилась и прошептала: «Кто же был этот ребенок с родинками, как и у Мии, ума не приложу!».

– Всё ясно, – сказал Демидов, – родинки подрисовали любой умершей девочке, а саму Мию отвезли в джунгли к обезьянам! Так подсказывает мне дар ясновидца!

– А кому это было нужно! – прошептала Анастасия Сергеевна.

– А жене Саида, которая родила ему больного ребенка! Ревность! Убить Мию она побоялась, так как она всё же потомок Сулеймана! Аллах же накажет! Но черная зависть мучила. Во дворце живет красивый здоровый ребёнок от рабыни, а у неё уродец, вызывающий у мужа отвращение.

– Логично верный вывод! – согласилась теща.

Демидов встал и прошелся по комнате, а затем остановился около Анастасии Сергеевны, и сказал:

– Дорогая теща! Спасибо тебе за этот откровенный разговор! Он всё расставил по своим местам. И не надо даже ехать к арабам. При небольшой фантазии можно домыслить, как мою красавицу жену одели в волосяной костюмчик, приделали хвостик и подсадили в стаю обезьян, которая её приняла, а затем и научила выживать в дикой природе!

– Всё так и было, – прошептала Мия, – но вот почему я не помню маму, а лишь отца!

– Слишком маленькой была! – сказал муж.

– Значит, мне надо сказать спасибо обезьянам, что они помогли мне выжить! Но отца я хочу увидеть, но не сейчас, а когда родится Алёша! Вот тогда под любым предлогом пригласи его к нам и пусть узнает, что я жива!

– Но я с ним встречаться не хочу! Он для меня негодяй и останется им на всегда! – выпалила Анастасия Сергеевна.

– Хорошо, дочка! Сказал Демидов.

Теща удивленно посмотрела на него и сказала:

– Ты ошибся, я теща!

– Нет, я не ошибся! Ты будешь для меня дочерью! Я так хочу!

– Я согласна!

– А я кто тогда! – спросила Мия!

– Ты моя королева и повелительница! Ты моё сердце! Я жив только потому, что ты этого захотела!

– Если королева, то повелеваю, чтобы мама всегда жила с нами!

– Слушаюсь и повинуюсь! Но она сама этогохочет!?

– Хочу! Хочу! И ещё раз, Хочу! – выпалила Анастасия Сергеевна!

– Что-то музыка долго не звучала в этих стенах! – сказал Демидов.

– Так пусть зазвучит! Есть теперь повод всегда веселиться! – прошептала Мия.

Демидов достал диски и включил музыкальный комбайн. Помещение заполнилось звуками романса «Черные глаза», который ему очень нравился. Анастасия Сергеевна со слезой в голосе стала подпевать, ибо у неё были именно такие глаза, которые она подарила и дочери.

Демидов элегантно пригласил тёщу танцевать. Та подала руку и они, изгибаясь телами, заскользили по комнате. Танцевать они оба умели. Мия с восторгом смотрела на них. Когда музыки прекратилась, она сказала:

– Несмотря на мой большой живот, вы просто обязаны научить меня так же двигаться! Это очень красиво!

– Хорошо! сказала мать!

– Но я хочу, чтобы Рикос принял в этом участие!

– Но как же без меня! Это же мой долг! Нам же в дальнейшем часто придется быть на банкетах, а желающих кавалеров у тебя будет много! И я хочу, чтобы ты и на банкетах была так же королевой!

– Ты хочешь, чтобы я танцевала и с другими!?

– Конечно! Танец это искусство, а оно принадлежит народу! – смеясь, сказал муж!

– С этим народом мы разберемся! – мрачным тоном сказала мать.

– Ни коня, ни воза, а вы уже митингуете! – сказала Мия.

– Какая ты у меня стала языкатая!


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074