Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

Глава IX. Перемещение в Австралию

Утром молодая супружеская чета отправилась на причал, где стояла яхта.

– Ну что Шарль, готов ли ты к возвращению на Родину!

– Не понял, куда!?

– Куда, куда! В Австралию! Последний раз мы там были три года назад! Небось, соскучился!?

– И даже очень! Я чуть было не уплыл, когда узнал о крушении самолета, но что-то заставило сохранять верность вам и упорно ждать и ждать вашего возвращения. Я почти не удивился, когда услышал ваш голос в смартфоне.

– Сколько тебе нужно времени, чтобы отплыть!?

– Да, хоть сейчас. Бензин есть, но он может вообще не понадобится, ибо дует попутный ветер в сторону Австралии. Поставим паруса. Они сами приведут нас к нужной цели, Есть и провианты, но тунцы так и кишат в этих водах – только лови и готовь уху.

– Нет, лучше твои рыбные шашлыки! Пусть Мия их попробует!

– Я готов! Ей они сейчас очень даже нужны! Пусть у ребенка будут косточки крепкими!

– Если так всё уже готово к путешествию, то Мию я уже сейчас оставляю на яхте. Сам возвращусь в домик. Всё законсервирую. Поставлю машину в гараж, Подключу сигнализацию. Вызову такси и часа через два вернусь на яхту!

– А может быть мне лучше поехать с тобою! – сказала Мия.

– Небольшая разлука только нас сплотит!

– Но никуда не заезжай! Помни, что они тебя не очень-то ждали!

Всё о чем Демидов говорил, он выполнил, и в указанное время уже был на яхте.

– Шеф! А зачем ты сохраняешь домик на острове! Что планируешь вернуться?

– На всякий случай! А вдруг возникнет необходимость в посещении Того, а я не люблю жить в гостинице.

– Понятно! – сказал Шарль и перекрестился.

Его примеру последовал и Демидов. Мия в растерянности смотрела на него.

– А мне, что делать!? Я же не крещенная!

– Перекреститься! Бог это заметит и оценит! А по прибытию в Австралию, пойдем в церковь, и ты совершишь этот ритуал.

Мия неумело и неуклюже стала креститься, а мужчины поднимать якорь и ставить паруса.

Через какие-то минуты яхта, как альбатрос, уже ускользала вдаль от берега этого утопающего в зелени королевства. Предстояла новая жизнь, для Мии полная загадок, а Алексея забот и тревог – ему предстояло начать новую семейную жизнь с белого листа. И сразу в его голове родилась рифма:

Вот плыву по волнам,

Свежий ветер глотаю!

Так было угодно небесам,

Что душой воскрешаю!

Альбатрос вдали кружит,

Он меня к мечте торопит,

Ведь океан не штормит,

Это Нептун бурю отводит!

Милая на корме стоит,

Она меня вдохновляет!

А как к себе стремит,

Только Дева Мария знает!

Во время лихой беды,

Она с ветки соскользнула!

И смерть рукой оттолкнула,

А горе в узел затянула!

И в счастье открыла дверь,

И оно в мою душу влетело!

И в ней поселилось теперь,

И быть мне добрым велело!

Так под шум волн, дуновений теплого ветра и крика альбатроса за кормою, незаметно пролетели два дня. С Шарлем они отдыхали по очереди. У походной плиты хлопотала Мия. Пищу из морепродуктов она делала по известному лишь ей рецепту. От неё хотелось петь и танцевать, а ещё быть ласковым и страстным.

Как-то раз, проходя мимо жены, которая дугой согнулась над плитой, Алексей заметил в её межлопаточной области крошечные симметричные родинки по две с каждой стороны. Было такое впечатление, будто кто- то в эти места ввел по капельке туши. Когда Мия двигала лопатками, родинки, то сходились, то расходились, то смещались вверх, то вниз, то расползались по длине.

– Какие прелестные родинки у тебя на спинке! – воскликнул муж.

– Ты находишь, да! Я их не вижу, так что лишь тебе придётся ими любоваться!

– По ним я тебя найду из миллиарда женщин!

– Зачем искать, если я рядом!? Ты лучше приготовься к поеданию жареного тунца на морских водорослях!

– Эти родинки подарены тебе мамой. Они твоё наследство. Как знать, может быть, когда-нибудь они принесут тебе пользу. В жизни всё взаимообусловлено – это и есть Божье провидение. Они свидетельствуют о том, что тебя ждет сюрприз впереди!

– Ты мой сюрприз, а другого я и не жду!

И вот на фоне этого незатейливого разговора, вдали показался берег Австралии. Яхта стремительно приближалась к нему. Шарля охватило волнение, Алексея – задумчивость, Мию – радость. Ведь теперь она навсегда оторвалась от джунглей, любимая женщина, а не голокожее существо в стае обезьян.

При входе в гавань Шарль перекрестился и тихо произнёс:

– Господи, спасибо Тебе, что эта водная дорога прошла так спокойно!

– Говорят женщина на борту к несчастью, а у нас Мия наоборот была к удаче! – сказал Демидов.

– Это верно, если вспомнить предыдущий наш круиз с его ураганом, рифами и опасным сближением с военным катером! Тогда мы лишь чудом остались живы! – промямлил Шарль.

– Но то, что тогда должно было случиться, произошло год спустя – во время крушения самолета! Значит, от судьбы никуда не уйдешь!

– Нет, ты не прав! И при крушении самолета ты остался жив, а погибли твоя жена и дочь! – сказал матрос.

– И даже встретил меня! – вмешалась в разговор Мия.

– В нашей встрече столько мистики, что поневоле задумаешься над всем, что нас окружает!

– Вы думайте об этом, а я буду выбирать место для причала! – весело пробормотал матрос.

Когда яхта встала на якорь и её «экипаж» сошел на берег, состоялся прощальный разговор:

– Алексей Петрович, когда Мия родит тебе наследника, то сообщи! Если будет надо куда-то плыть, то так же сообщи! Я буду жить у дочери в кампании внуков.

– Хорошо, но с год я проведу осёдлый образ жизни в отцовском поместье. Можешь приходить в гости. Если что-то понадобится, то звони.

– Ну что красавица, до встречи! – обратился Шарль к Мии.

– До свидания! Вы хороший человек! Мне было приятно быть рядом с вами!

– Спасибо за эти слова! Желаю тебе встретить отца и мать. Они тебя узнают по родинкам.

В порту дежурили таксисты, которые развезли этих собеседников в разные направления.

Смешанное чувство овладело Мией, когда она переступила порог нового дома. Это были и гордость, и страх, и надежда, и благодарность. Алексей провел её по всем комнатам и залам особняка, а затем спросил: «Прислуга нужна, или несколько дней поживем наедине вдвоем!»

– Конечно, поживем! С нами рядом постоянно кто-то есть! Это стало мне уже надоедать! Я сама в состоянии тебя и накормить и приласкать!

– Хорошо, моя прелесть! Твои руки шелк, а губы мёд!

– А тело!? – прищурясь спросила жена.

– А тело огненный вулкан, который меня испепеляет!

– Ой, а я не хочу, чтобы ты сгорел, а лишь согрелся!

– Это у тебя хорошо получается! Скажи, ты проголодалась или нет!?

– Нет! Я рыбы наелась на целый год! Пусть усваивается!

– Я восхищаюсь тобой! Ты так прекрасно говоришь, словно технику речи осваивала с грудного возраста!

– Хороший был учитель, и очень хотела быть достойной тебя. Я даже во сне бесконца разговаривала с тобой, а ты меня поправлял, если я ошибалась в дикции и произношении отдельных слов и фраз.

– Воистину велик Бог и человек, которого Он оберегает! – прошептал муж.

С этого дня жизнь у них потекла спокойно и размеренно. Живот у Мии быстро увеличивался. В частной клинике по родовспоможению её взяли на учет и сделали УЗИ, которое подтвердило, что у неё будет мальчик. Осмотр проводила энергичная молодая женщина – профессор акушер-гинеколог, которая вначале украдкой бросала на Мию пристальные взгляды, но когда узнала, что её фамилия Демидова, имя – Ева, а отчество – Петровна, успокоилась.

Алексея Петровича она встретила спокойно и сообщила, что у его жены и ребенка всё хорошо, что роды будут месяца через два.

Когда супружеская пара стала уже уходить, профессор вдруг спросила:

– А давно вы прибыли из России!?

– Я в ней никогда не жил! – сказал Демидов.

– А почему фамилия у жены русская!?

– Потому, что я русский! Мой отец эмигрант из России!

– Можно задать вам нескромный вопрос!?

– Можно!

– А сколько вам лет!

– Пятьдесят шесть!

– А вашей жене!?

– Мне восемнадцать лет, – резко вмешалась в разговор Мия, – и хватит вести расспрос мужа. Мне с ним хорошо, что и вам желаю!

– Да мне до вашей разницы в возрасте дела нет. Но вдруг что-то вспомнилось, что один знакомый пожилой профессор влюбился в студентку. И рассказал об этом своем чувстве своему взрослому сыну. А тот не нашел ничего лучшего, как стал встречаться с этой студенткой. И произошло двойное предательство, как со стороны сына, так и любимой девушки. Они просто надсмеялись над этим знаменитым ученым.

– Это просто подло и цинично! И зачем вы вспомнили об этой мерзости! Думаете, что и я такая же, как это студентка! Как вам не стыдно! И кто дал вам право так думать обо мне! – стала выкрикивать Мия.

В это время её большие черные блестящие глаза ещё больше расширились и стали исторгать молнии. Казалось, что они вот-вот и испепелят врача.

Но та вдруг побледнела, как полотно, и прислонилась к стене, чтобы не упасть. Мия и Алексей Петрович уставились на неё:

– Что с вами!? – прошептал Демидов.

– Гипогликемия! Сейчас пройдет! Но ты девушка, своим поведением напоминаешь меня, когда мне было двадцать лет! И глаза у тебя черные, и волосы каштановые, и ростом и фигурой мы с тобой одинаковые, так что померещилось, Бог знает что!

– Что вы имеете ко мне какое-то отношение, да!?

– К сожалению, никакого! Однако, не забудьте, что повторный осмотр желателен через две недели. А Вы Демидов просто молодец! Гигант! Все мужчины были бы такими. А вы Ева на меня не сердитесь, расспрос был вызван лишь женским любопытством, и не более. Я же из России, а русских всегда друг к другу влечет. Однако, до свидания! – сказала профессорша.

Отъехав от клиники квартала два, Демидов остановился, достал смартфон и стал записывать в журнал телефонный номер клиники. Мия с недоумением смотрела на него, видя его взволнованность.

– Однако, Рикос что с тобою!? – спросила она.

– Дело в том, что эта женщина твоя мать!

– Кто, мама!? – переспросила Мия и стала хохотать.

Демидов, молча наблюдать за женой, а когда та затихла, сказал:

– Дело в том, что у меня после того, как я побывал на том свете, появился дар предвидения, и внутренний голос мне сказал, что этот врач твоя мать!

– И что она меня узнала, да!?- побледнев, прошептала Мия.

– Кажется!

– Так давай вернемся и об этом её спросим!

– Не стоит! Пусть она сама разберётся в своих чувствах! Дело в том, что совершенно не понятно, что её заставило тебя бросить, передав на воспитание обезьянам! Поступок чрезвычайной жестокости, а по виду она добрый человек.

– Мне это абсолютно не интересно! Назад ничего не вернёшь!

– Ты не права! Есть же справедливость, которая должна восторжествовать! Небеса неспроста же свели вас вместе! И это в тот самый момент, когда ты стала счастливой! Ты же счастлива со мной, да?

– Да! Да! И ещё раз да! – в запальчивости пробормотала Мия, явно возмущенная и недовольная, сумасбродной версией мужа.

– Не злись! Через две недели всё выяснится!

– и каким же это способом!

– По твоим родинкам на спине! Мать об их существовании знает. Они у тебя уникальные и неповторимые! Этот врач при твоем посещении клиники через две недели под любым предлогом захочет взглянуть на твою спину. И вот тогда и наступит «минута истины».

– Я её боюсь! Она может повторить своё зло в отношении меня!

– Я тебя одну не оставлю! Буду рядом с тобой, а при мне она тебя не тронет! Да, и на злодейку она совсем не похожа! Вы действительно внешне просто идентичны друг другу! Любой это подтвердит! Выходит, что между вами есть родственная связь! – в задумчивости рассуждал муж.

– Хорошо! Я на тебя надеюсь. Поехали домой, и подождем две недели. Мне что-то совершенно не хочется, чтобы она на самом деле оказалась моей мамой. Мне без неё спокойнее! Она нарушает гармонию, которая сложилась между нами.

– Не бойся, всё останется по-прежнему!


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074