Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

Глава VIII. Прощание с островом

На следующее утро ближе к обеду приехал Маркос. Он был один и какой-то взъерошенный. Чувствовалось, что акционерам не понравились наследственные отчисления Демидову, которые были им увеличены до 25 %

– Зачем вы это сделали, – возмущался один акционер, – по закону же положено только 10 %

– Но это не обычный наследник, а содержатель главного пакета акций!

– Он же обанкротился!

– Но не погиб, как мы посчитали!

– Но мы не виноваты в этой ошибке!

– Нет, виноваты, так как не организовали должный его поиски. Это Божий промысел, что он остался жив!

Так в спорах продолжалось и дальше это заседание, пока принц не выдержал и уехал в свой дворец и обо всем рассказал королю.

– Жадность плохой советчик в бизнесе. Фактически акционеры обокрали Демидова, пустив концерн с молотка. Его спас я, а ты мне помог! Позвони Маркосу и скажи, что я согласен на 25 %! – это народ успокоит!

Всё так и произошло. С трудом, но бизнесмены проголосовали за 25 %. На имя Демидова был открыт личный счет. Часть средств была перечислена на банковскую карточку, которую надо было ему активизировать.

Маркос привёз паспорт Мии и Свидетельство о браке. После этого они втроем (Мия не отходила от мужа ни на шаг) поехали к нотариусу и Демидов юридически оформил передачу своей недвижимости в собственность холдинга. Затем заехали в ресторан и отметили сделку.

Алкоголь выпил только Маркос, так как для Алексея и Мии он был абсолютно противопоказан – ей из-за беременности, а ему по причине перенесенной черепно-мозговой травмы. Во время трапезы Маркос не скрывал своего веселого настроения, так как, наконец-то, разрешилась проблема с наследством, и он разбогател, не вложив ни цента личных денег в холдинг.

Вернувшись из ресторана, Демидов вместе с Мией стали готовиться к ответственному мероприятию – посещение места крушения самолёта, чтобы поставить крест на край болота, с которого бывшая тарзанка предала не земле, а болоту, тела Виктории и Софии.

Эта религиозная миссия была просто необходима для спокойного её проживания на земле. Мия как то сказала Алексею:

– Мне твоя жена и дочь стали всё чаще и чаще сниться по ночам. Они просят, чтобы я поставила крест на то место берега болота, откуда погрузила их в трясину! Давай выполним эту их просьбу, чтобы они оставили мне в покое, а нашему сыну стали друзьями.

– Обязательно выполним эту просьбу! По-видимому, до них каким-то путем дошла информация, что мы собираемся уехать отсюда!

– Ой, как сын расшевелился! Выходит, он это мероприятие одобряет!

– А ты стала суеверной!

– А разве в том, что с нами случилось, не чувствуется рука Бога! – выпалила Мия.

– Чувствуется и не только в этом!

– Однако мы совсем забыли о летчике! Надо и ему поминки сделать. Он был, наверное, католиком! – сказала Мия, и отвернулась, вспомнив, как она в первый день встречи с ним попробовала его плоть.

От этого воспоминания её затошнило.

– Что с тобою!? – прошептал муж, увидев, как она, побледнев, покачнулась.

– Да, вот вспомнила на куски разодранное его тело.

– Пора это уже забыть!

– Постараюсь! Хотя такое забыть невозможно!

– А надо!

– Но я тебе о нем не всё рассказала!

– И правильно сделала, так как к нашей судьбе это не имеет никого отношения. Я посоветуюсь со священником, как правильно поступить, чтобы почтить его.

Полететь на вертолете решили после завершении всех финан-
совых дел.

И вот это время наступило. В вертолёт сел священник. В него был погружен православный крест и памятная плита для Афама (так посоветовал католический священник).

По сохраненной летной карте был определён и маршрут полета.

И вот через два часа Алексей Петрович и Мия уже стояли у обломков самолета. Когда были выгружены крест и плита, священник посмотрел на Мию и спросил:

– Скажи, ты в одно и то же место погрузила и женщину, и ребенка, и мужчину!?

– Нет, в разные! Мать с девочкой около этого дерева, а куски тела мужчины вон под тем!

Расстояние между этими местами «погребения» было метров сто.

– Ты поступила очень разумно, так как хотя у всех людей Бог один, но религия разная.

После этих слов он повернулся к вертолетчикам и сказал:

– Господа, вы одной религии с погибшим другом и потому берите эту плиту и установите её вон около того дерева. А мы займемся установкой креста вот под этим деревом.

Вертолетчики понимающе кивнули головами и отправились устанавливать памятную плиту в указанное место. Демидов же положил на спину крест и, согнувшись под его тяжестью, пошел к берегу болота. Достигнув скорбного места, он положил крест на землю и вернулся к вертолёту за лопатой и цементом. Мия молча наблюдала за ним. Она хотела было ему помочь, но он прошептал:

– Ставить кресты людям не женское занятие!

Рыть рыхлую землю было легко. Углубив яму до метра, Демидов стал заполнять её сухим цементом, а затем залил водой. Перемешав цемент лопатой, он опустил в яму нижний конец креста и стал ждать, когда цемент затвердеет.

Когда это произошло, то яму дополнительно забросал землёй и затрамбовал. Убедившись в том, что крест неподвижно стоит в земле, он сел на пенёк.

– Ну, хозяин, вы действовали, как настоящий могильщик! – сказал командир вертолета, который наблюдал за действиями Демидова со стороны.

– Вырыть яму должен уметь каждый мужчина!

– Но вот правильно установить крест может далеко не каждый.

После завершения описанной работы, состоялось отпевание погибших. Мию эта процедура буквально потрясла. Она стала рыдать навзрыд. От такого напора её эмоций стали плакать все мужчины. Даже обезьяне скопившиеся по деревьям, стали кричать гортанными криками.

– Видимо, почувствовали наше человеческое горе! – прошептал Демидов.

Но вдруг налетел вихорь и стал кружить листья над обломками самолета, а затем сместился к краю болота. Ветер раскидал во все стороны причёску Мии, и она из блондинки вновь стала похожей на прежнюю лесную диву. Алексей Петрович, потупись, смотрел на неё, а затем прошептал.

– Это души Виктории и Софии посети нас! Они прощаются с нами, так как знают, что мы уезжаем из Того и наверное навсегда.

На какое-то мгновение он замер, а затем вдруг простер руки в небо и прокричал:

– До встречи!

Мия перестала реветь, бросилась к нему на шею и стала покрывать его лицо поцелуями, шепча:

– Не уходи! Ты нужен не только мне, но и сыну!

– Крепись, – сказал священник, подойдя к нему, – живой должен заботиться о живом, а не о мертвом!

Присутствующие мужчины с восхищением и завистью смотрели на этот фонтан эмоций со стороны юной красавицы в адрес старика, покрытому рубцами с головы до ног.

– Не завидуйте, – пробормотал Демидов, – это не моя побе-
да, а Бога!

Это Он счел возможным оставить меня в живых и наградить ещё и любовью, да ещё какой! Чем я заслужил такую милость – не понимаю!

– Зато я понимаю, – прошептала Мия, – это не тебя, а меня Он наградил! За долгие годы моих мучений вот в этих зарослях в компании с обезьянами, змеями, пауками, леопардами и крокодилами. Но видите сами, я животным не стала, сохранила облик человека, который подарил мне Господь Бог.

– Совершенно правильно рассуждаешь милое дитя, – сказал священник, – на твоем примере можно понять силу Божьей благодати!

Все в задумчивости стали смотреть, то на небо, то на землю. Но в это время вновь налетел ветер и даже оросил лица присутствующих каплями воды. Божье присутствие было на лицо. Священник стал креститься и читать молитву. Все последовали его примеру.

– Пора уже возвращаться в цивилизацию, а вы – Виктория и Софья, простите меня за то, что не могу взять вас с собой, а оставляю навсегда в этом диком месте! – отрешённо пробормотал Демидов.

Все цепочкой проследовали к вертолету, и вскоре он уже парил над джунглями.

– Знаешь что, – сказала Мия, наклонившись к мужу, – давай остановимся в домике, а не в поместье. Оно уже не твое! Зачем теребить душу воспоминаниями.

– Я сам хотел тебе это предложить. На причале нас ждет яхта и матрос.

– Что уже завтра отплываем в Австралию!?

– Возможно, если погода не испортится и здоровье не станет шалить. Ведь ныне эмоций было слишком много! А ты и в том захолустье была сказочно красива, и умна, и эмоциональна! Спасибо тебе за это! – сказал Демидов, и поцеловал Мию.

– Я вела себя так лишь потому, что люблю тебя. И давай больше не будем об этом говорить. Зачем словами подтверждать то, что глаза видят, а сердце чувствует!

– И откуда ты набралась такой мудрости!?

– Как от кого – от предков! Это единственное мое наследство, которое они мне оставили.

– Надо будет их разыскать и сказать спасибо!

– Это невозможно сделать! Нет же никаких зацепок для поиска!

– Есть! Это твоя чуть азиатская красота и мудрость!

– Почему «чуть»!?

– А потому, что наиболее часто такие дети рождаются от смешанных браков!

– Не понимаю!?

– Хорошо объясню. Обычно ребёнок видит во сне свою маму, ты же отца, хотя вычурно и как бы мимолетом! Это наводит на глубокие раздумья.

– На какие! Мне что-то стало страшно! – прошептала Мия.

– И мне так же! Давай прекратим это логическое расследование старины глубокой! Какая разница кто твои родители!? Главное для меня это ты!

– Что испугал сам себя, да! – спросила Мия.

– Не очень, но что-то за твоим появлением в джунглях скрывается плохое!

– Хорошо! Мне некуда спешить! Подожду и сама подумаю! Но намекни, кем же может быть моя мать?

– Твоя мать славянка, возможно русская аспирантка красавица, которая в годы горбачевской перестройки отправилась искать счастье в одну из арабских стран. Неисключено, что в Арабские Эмираты. Возможно, её просо заманили, или даже похитили. Как сообщалось в прессе, шейхи даже имели конюшни из славянских блондинок и устраивали из них выезды и даже бега.

– И что они терпели этот позор! Я бы предпочла бы умереть!

– По-видимому, так поступила и твоя мама! Однако я думаю, что хватит уж щекотать всякими домыслами нервы, ибо возможно всё было совсем по-другому.

– Хорошо, если бы так! Но мы этот разговор обязательно продолжим, так как он для меня очень важен.

– И почему же!?

– Стоит ли искать отца, если ты для меня добрый отец и прекрасный муж!

– Спасибо за эти эпитеты!

– Я что-то действительно устала! Можно я сегодня лягу спать без тебя!

– Я же говорил, что не надо заводить разговор на тему, которая важна, но не имеет никаких доказательств.

– Я расстроилась не от этого с тобой разговора, а представила, что ты мог точно так же поступить со мной, как те мерзкие шейхи!

– Никогда! Я русский, а они за любовь и свободу отдают всё, даже жизнь!

Мия вздрогнула и опустила глаза, а затее прошептала:

– Прости меня за эти глупые слова! Что-то накатило! Пойдем спать!

– Пойдем!

– Однако, что это были за русские, которые уничтожили твоих знаменитых предков!?

– Черт их попутал! Но это были не русские, а демократы – фанатики, у которых нации нет. Они грезили об абсолютной всёдозволенности каждого человека!

– Но именно так я вела себя среди животных!

– Это тебе лишь казалось! У тебя была только одна возможность – это погибнуть в любую минуту, но ты к ней не прибегла, так как захотела жить! В джунглях у тебя была не свобода, а хаос. В мире же должен быть порядок. Он исходит от Бога.

– Так вот оказывается почему, все мракобесы с бешеной ненавистью набрасываются на Него! – прошептала Мия.

– Однако Мия, ты собираешься спать, или нет!? Завтра предстоит длинная дорога, и не по суше, а по воде. Хорошо, что ты не страдаешь морской болезнью!

– А откуда ты это знаешь!?

– Я наблюдал за тобой, когда мы плыли от бухты сюда!

Мия поцеловала его и затихла. Ей нравилось лежать у него под боком. Было так спокойно и надежно в этом контакте. Ей казалось, что она знает Демидова давным-давно. Что вся предыдущая её жизнь только подготавливала их встречу. Да и выжила она ради того, чтобы встретить его.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074