Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

Глава III. Любовь спасёт и безнадёжного

Лесная дива, которая каким-то неведомым образом прошла путь от холеной девочки из богатой семьи, и до африканской аборигенки, воспылала любовью к этому беспомощному травмированному бизнесмену. Обустроив жилище, она задумалась и над его кормлением. Было ясно, что самостоятельно он питаться не может, а значит надо каким-то образом его кормить.

Сама она ела всё, что летало, ползало, прыгало и висело на ветках. Употребляла всё в сыром виде, хотя об огне знала и его боялась. Она видела, как туристы приготавливали еду. А однажды они даже дали ей её попробовать, но едва положив пищу в рот, она её сразу же выплюнула, ибо вкус у неё, по её мнению, был отвратительный.

И вот теперь нужно было учитывать вкусовые потребности этого самца. Проблема была тупиковой, и тогда она решила, что будет его кормить тем, что ест сама, а когда очнется, то сам пусть решает, чем ему питаться.

По сухим губам Демидова она поняла, что он испытывает жажду. Емкость для воды она оставила в старой лежанке, но зато в самолете были другие полые предметы.

Взяв кастрюлю, аборигенка отправилась к роднику, чтобы набрать воды, а когда вернулась, то увидела на груди друга свернувшуюся змею. «Пища сама приползла к нему!» – решила она, и молниеносным ударом мачте отрублена ей голову.

Схватив извивающееся тело змеи, она поднесла кровоточащую рану к губам Демидова, и насильно раскрыв его сомкнутые зубы, стала выдавливать кровь пресмыкающегося, а её было довольно много, в полость его рта. Мужчина стал делать глотательные движения. Это обрадовало аборигенку, и она заулыбалась, понимая, что к нему возвращается жизнь. Эту жидкую белковую пищу она дала запить ему чистой, как слеза, родниковой водой.

«И для меня есть пища!» – подумала она, и ловким привычным движением сняла со змеи кожу. А затем вынула внутренности и стала с аппетитом поглощать сырое мясо. Но вдруг она перестала жевать и на миг задумалась. Потом отрезала большой кусок мяса и стала тщательно его пережевывать, но не проглотила, а разжав зубы у друга, содержимое своего рта аккуратно переместила в полость его рта.

Демидов эту пищу безропотно принял. Лесная дива вскочила и простерла руки к небу. Её лицо сияло от счастья.

Больше половины тела змеи оставалось не съеденной. Тарзанка по привычке решила сделать пищевой запас. Для этого она завернула провиант в траву, обильно смочила водой, а затем положила в прохладное место.

Так был начат долгий путь возвращения Демидова с того света. Надо сразу сказать, что по мере оживления его организма, на глазах преображалась и сама его спасительница. Она стала более опрятной, чаще купалась, подрезала волосы и так далее, то есть в ней проснулись зачатки обычной цивилизованной женщины. Что доказывает то, что культура передается по наследству.

Во время кормления друга, она заметила, что раны на его лице покрылись корками, но на нем стали расти волосы, как у того неведомого чародея, который приходил к ней во сне. Это навело её на мысль, что они с ним из одной стаи. В возбужденном состоянии она вылезла из необычного жилища, и вдруг почувствовала, что вот-вот начнется дождь.

На этом острове с тропическим климатом, дождь приходил и уходил внезапно. Потоки теплой воды обрушивались на землю. Они тарзанку бодрили и ласкали, смывая с её тела пот и жир, которые накапливались во время жизнедеятельности её сальных и потовых желез, а так же очищали от осевшей пыли и клеток слущенного кожного эпителия,

Она решила, что неплохо было бы, чтобы дождь омыл и пострадавшего, и тут же волоком извлекла его наружу. И сразу же разразился ливень. Она стала поворачивать Демидова, как бревно, с боку на бок, а затем даже положила на живот. В конце этой процедуры он стал шевелить руками и ногами и попытался даже открыть глаза. Сама же тарзанка извивалась в потоках небесной воды и даже рычала от удовольствия. Но ливень прекратился, и выглянуло солнце, которое быстро осушило кожу у обоих.

Лесной диве нравилось собственное тело – за счет его упругости и ловкости. Она обладала ровными белыми зубками, с помощью которых следила за ногтями на руках – аккуратно их скусывала. Ногти на ногах спиливала камнем. Подошвы были плотные, но без трещин и мозолей. Ходила легко и бесшумно. Обладала ещё и обостренным инстинктом опасности.

Это было единственное наследство, которое досталось этой красавице от родителей, которых она не знала. Всё остальное она добилась сама в дикой и безжалостной борьбе за существование в дремучих дебрях этого островного африканского государства. Да она стала кровожадным членом той природы, но по-другому было просто нельзя, ибо в ней был постулат, или ты, или тебя, и другой формы общения она просто не знала.

После дождя она всегда гладила кожу и находила её гладкой и нежной. Однако эротические зоны гладить избегала, так как это вызывало у неё бешеное желание иметь контакт с самцом, как это делали другие существа джунглей, а он отсутствовал, что её сильно тревожило.

Она не могла понять, почему она одна тогда, как у всех других есть стаи, в которых самки выбирают себе самцов, причем наиболее сильных и зрелых. Молодых же особей к себе не подпускают. По-видимому, те или не умеют самок удовлетворять, или не знают, как вести себя с ними. Тогда, как они ждут от них не уюта, пищи, развлечений и богатства, а только одного – возможность продления своего животного вида. Зрелый самец в этом большой мастер. Он знает, что самка от него ждет и это желание исполняет. Такие выводы тарзанка сделала давно в процессе длительного наблюдения за обитателями джунглей. Она хотела того же самого, и вот, наконец-то, её мечта стала сбываться.

Одним словом, она видела и ощущала в Демидове того самца, которого долго ждала и вот теперь, когда он появился, то никому его не отдаст, в том числе и смерти, а будет наслаждаться с ним жизней. Наивное дитя природы, она не ведала, что в человеческом обществе всё по-другому. В нем долг не признается, а царят подлость и обман.

Когда ливень смыл с Демидова спекшуюся кровь и прилипшие листья, а заодно слизь, мочу, экскременты, а непроизвольное выделение их при черепно-мозговой травме обычное явление, он дивно похорошел. Его обнаженная белая кожа заблестела на солнце, и он стал напоминать ей загадочное существо.

Этот новый его облик просто потряс лесную диву. Она встала над ним и стала придирчиво рассматривать его тело, и всё боле и более находила его лучезарно красивым.

Это вызвало у неё эротический азарт. И сразу её рука потянулась к его интимному органу, который мгновенно отреагировал на её прикосновение, но вдруг тело друга сжалось и сотряслось в судороге, а затем замерло.

Тарзанка сильно испугалась, ибо поняла, что стала вредить ему, и отскочила от него. Затем села на землю и разревелась. А после этого стала бить себя по рукам, при этом что-то бормоча на своем лесном языке.

Она успокоилась только тогда, когда убедилась, что он дышит. Теперь она поняла, что её чувства могут его убить, что он еще не готов к продлению животного вида, а значит не надо спешить, это может навредить процессу выздоровления. Тарзанка глубоко вздохнула и оставила друга в покое.

Заменив свалявшуюся траву на свежую. Накормив себя и его остатками змеи (тем же способом, который был описан выше), она волоком затащила Демидова назад в сооруженное жилище и закрыла в него вход. Вслед за этим отправилась на болото, чтобы набрать съедобных ягод. За всеми её действиями с веток наблюдали обезьяны. Вынув из ножен мачете, она погрозила им своим бывшим «соплеменникам». Запищав, они быстро ретировались на свои деревья.

Поиск ягод был быстрым – они в изобилии росли на болоте. Собрав их в кастрюлю, островитянка вернулась к обломкам самолета. Открыв вход, она обомлела – друг сидел, поджав ноги, и бессмысленным взглядом смотрел по сторонам.

Её появление осталось им не замеченным. Это его состояние её ошеломило, она поняла, что самец-то или был больным на голову, или стал им, а значит спасать его вряд ли целесообразно – весь труд пропадет даром. Такое поведение она когда-то наблюдала у обезьяны, упавшей с дерева на голову. Это животное было в тягость стае, и она её бросила на произвол судьбе. Что с ней стало дальше неизвестно. Наверное, стала пищей пятнистого леопарда – это свирепое существо она боялась, так как оно нападала скрытно и молниеносно.

Оставив сидящего Давыдова, она сила под дерево и задумалась. Такой развязки отношений с этим самцом, она не ожидала. Бросить его и уйти назад в прежнее жилище, она так же не решалась из-за возникшей привязанности к нему. Привыкшая все решать и делать сама, при этом ни кому не быть обязанной, островитянка оказалась в патовой ситуации. Если бросить несчастного, то повторный случай найти самца может не повториться, а если лечить, то надежды на его выздоровление нет. Жить же с дурным животным у неё было желания.

Поразмыслив, она на время решила уйти в старое лежбище и через две луны вернуться и посмотреть, что же с ним стало. Если умрет,
то поплачет и в болоте притопит, как и других, а если выживет, то решит, что делать с ним дальше. Но без воды оставлять его было нельзя. И она с ведром отправилась к роднику, а когда вернулась назад, то нашла Демидова лежащим на боку с безумным выражением лица, обхватившему руками голову. Было видно, что он страдает от сильной головной боли.

Поставив у двери ведро с водой, она придвинула к нему кастрюлю с ягодами, Закрыв дверью вход, и дополнительно закидав его веткам, она ушла, оставив Демидова на произвол судьбы.

Уж он вот такой этот закон джунглей. А ведь только час назад хотела разделить с ним навсегда радость и печаль. Самкам же нужен лишь сильный и здоровый самец. С больным животный вид не продлишь, а значит. он уже ей больше не нужен. Встреча у них прекрасно началась, а вот чем закончится было неизвестно.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252