Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

2.1.«Абортный менталитет»

Менталитет русского человека – если сразу все

делать так, как надо, то не получишь

удовольствия от результата

Автор не известен

Менталитет (от лат.: mens или mentis – ум и alis – другие) – устойчивая совокупность психических, интеллектуальных, эмоциональных и культурных особенностей, присущих той или иной этнической группе, нации, народности. Также этот термин может быть использован для характеристики мировоззрения, образа мысли конкретного человека.

Термин «менталитет» возник в исторической науке, однако в настоящее время часто используется в психологии, социологии. Понятие менталитета весьма объемное и включает в себя взгляды, оценки, ценности, нормы поведения и морали, умонастроения, религиозную принадлежность и многие другие нюансы, характеризующие ту или иную группу людей. Черты менталитета ярко проявляются в поведении его носителей и становятся особо заметными, если человек попадает в другую культурную среду.

А.А. Поповым (1998) введен в оборот термин «абортная культура», который определил его как «приспособление и привыкание общества к широкому производству абортов как к основному или даже единственному способу регулирования числа детей в семье», которое сформировалось в России в 20-е годы прошлого столетия.

Позднее, но когда именно по литературе проследить не удалось, в медицинской среде и в обществе стал использоваться оборот «абортный менталитет», что изменило его суть, сместив акцент с социального аспекта на личностный. Теперь «вина» за выбор аборта, как наиболее часто используемого метода регулирования рождаемости, возложена исключительно на женщин, что отражает распределение социальной и моральной ответственности в обществе, которое стоически пытается оградить себя от нее, лишь на словах декларируя его неприятие, а по сути, проявляя полное безразличие к судьбе женщины, что характеризуется отсутствием адекватных медико-социальных мер решения этого вопроса.

Тем не менее, именно абортная культура – является социальным феноменом, присущим исключительно российскому обществу и имеющим свои социально-исторические корни и последствия.

На протяжении нескольких десятилетий советского периода Россия занимала одно из первых мест в мире по уровню искусственных абортов. В 1965 году, когда нетто-коэффициент воспроизводства населения впервые в мирное время опустился ниже единицы, то есть ниже границы простого замещения поколений, на 100 родов приходилось 278 абортов. В те годы было зафиксировано максимальное за всю историю страны число прерванных беременностей – 5,6 млн. в год.

С некоторыми оговорками наша страна сохраняет это «лидерство» и по сей день. Несмотря на то, что в 2012 году уровень абортов сократился до среднемирового (25,6 случаев на 1000 женщин фертильного возраста), от общего числа наступивших беременностей в России прерывается максимальное число из них, то есть в 2-3 раза больше по сравнению с другими странами (на 100 родов приходится 49,7 абортов) (МЗ РФ, 2012).

В то же время, по мнению экспертов-демографов, феномен «абортной культуры» теряет свою актуальность. Согласно Российскому исследованию «Родители и дети, мужчины и женщины в семье и обществе», проведенному Независимым институтом социальной политики (Москва) в 2004 и 2007 гг. (объем выборки – более 11 тыс. респондентов от 18 до 80 лет), около половины женщин (46%) от 18 до 49 лет не имели ни одной прерванной беременности, 21% – одну, 16% – две и 17% – три и более. Среди женщин, прервавших беременность два и более раз (а их оказалось приблизительно третья часть выборки) около 90% из них сделано представительницами поколения 40-49-летних. Вероятно, именно этот сегмент общества и сформировал абортную культуру (Сакевич В.И. с соавт., 2011).

Анализ распределения женщин по числу абортов показал, что из всех вероятностей сделать еще один аборт (n + 1 аборт при условии, что n абортов уже сделано) самая большая вероятность второго аборта составляет 0,445. То есть, 44,5 % женщин, сделавших первый аборт, делают и второй.

Более поздних масштабных исследований не проводилось, поэтому приведем наши данные за 2012 год о количестве выполненных абортов среди женщин, проживающих в Москве, и обратившихся на прием к врачу акушеру-гинекологу (n=360) по тем или иным причинам. Ни одного аборта не имели 73%, один – 15%, два – 7%, три и более – 5%. Среди тех, кто прервал беременность два и более раз, 75% – были также в возрасте 40-49 лет. Среднее количество абортов на 1 женщину в этом возрасте составило 1,8 (для сравнения: у 19-29-летних – 0,18, у 30-39-летних – 0,45). Обращает на себя внимание крайне низкая степень реализации репродуктивной функции среди обратившихся – к окончанию репродуктивного периода количество родов на одну женщину составило всего 1,36, а в активном репродуктивном возрасте (до 39 лет) – лишь 0,42.

Самые высокие средние показатели абортов выявлены исследователями (Сакевич В.И., 2010) среди женщин, состоящих на момент опроса в незарегистрированном браке и проживающих с партнером (2,22 в среднем на одну женщину), жительниц Москвы и Санкт-Петербурга (2,19) и не применяющих никаких методов контрацепции (2,18). Наиболее низким уровнем среднего числа абортов на одну женщину выделяются респондентки с высшим образованием (1,56), а также проживающие в необластных и нестоличных городах (1,59).

Суммарный коэффициент абортов – интегральный показатель, не зависящий от возрастного состава женщин, – составил в 2005 году 1,55 аборта в среднем на одну женщину репродуктивного возраста (расчет на основе данных Росстата). Столько одна российская женщина сделала в среднем за свою жизнь абортов при сохранении существующей повозрастной интенсивности производства абортов. За последующие 7 лет общее количество абортов существенно снизилось и этот коэффициент в 2012 году составил 0,97 (Здравоохранение в России, 2013), в нашем исследовании в 2013 году – 0,81. То есть на каждую современную женщину в среднем приходится менее одного аборта в течение жизни. Для сравнения: в 1991 году на 1 женщину приходилось в среднем 3,39 абортов.

Среди изучаемой в 2007 году выборки женщин около половины не делали абортов вообще. Это может означать либо то, что абортная культура уходит в прошлое, либо то, что она и ранее не была доминирующим типом поведения среди всей популяции. Еще в 1999 году по данным исследования «Репродуктивное здоровье женщин» только 0,4% женщин указали на предпочтение аборта как причину того, что они не прибегали к средствам предупреждения беременности.

Несмотря на очевидный позитивный тренд репродуктивного здоровья, переход к гуманному и эффективному планированию семьи в нашей стране не завершен, уверенности в необратимости ситуации нет, а отсутствие уверенности вызвано позицией государства, которое не признает планирование семьи жизненно важной сферой жизни (Сакевич В.И., 2011).

Резюме:

В настоящее время «абортная культура» не является доминирующим типом репродуктивного поведения среди российских женщин, а «абортный менталитет» является мифом, порожденным обществом, не готовым взять на себя ответственность за аборты


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074