Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

5.4. Сравнительный анализ полового развития детей г. Нукуса других городов Узбекистана

Сравнительный анализ полового развития мальчиков г. Нукуса и других городов РУз показал, что разница в сроках пубертатных изменений (по признаку Р) мальчиков г. Нукуса и г. Ургенча составляла лишь + 2 месяца, тогда как у мальчиков г. Ташкента они отмечены значительно раньше: на 1 год 8 месяцев, на 7 и 9 месяцев соответственно по возрасту начала, среднему и возрасту окончания появления волос на лобке. Так, I стадия волос на лобке составляла у 12-летних мальчиков г. Нукуса 1,9 %, г. Ургенча – 4,4 %, у мальчиков г. Ташкента – 28,7 %. Можно отметить, что различие развития волос на лобке не сглаживается и к 17 годам, т.к. высокая стадия (Р4) составляла 75,7, 90,4 и 99 % соответственно в городах Нукусе, Ургенче и Ташкенте. У мальчиков сравниваемых групп по росту волос в подмышечных впадинах отмечена подобная картина. Так, стадия Ах1 составляла у 12-летних мальчиков г. Нукуса и г. Ургенча 1 %, у мальчиков г. Ташкента – 9,9 %. К 17 годам высокая стадия (Ах3) составляла соответственно 44,6, 79,5 и 82,1 %.

При сравнении полового развития девочек, проживающих в различных городах, отмечено, что созревание девочек-каракалпачек (по признаку Ма) начинается на 1 год и 2–4 месяца раньше по сравнению с девочками Узбекистана. По нашим данным выяснилось, что первые проявления самого раннего вторичного женского полового признака – развития молочных желез – у 9–11-летних девочек-каракалпачек отмечаются с большей частотой. В этом же возрастном периоде у девочек г. Нукуса отмечается тенденция к укорочению сроков прохождения отдельных стадий развития молочных желез. Однако уже с 12 лет, у девочек сравниваемых групп, начинается постепенное выравнивание формирования этого признака. Это становится особенно заметным при анализе дефинитивной стадии. Так, если к 16 годам 90,5 % девочек г. Нукуса, 97 % – г. Ташкента и 96,4 % – г. Ургенча имели зрелые стадии развития молочных желез, то к 17 годам Ма3-4 достигали почти 100 % девушек РУз и РК. Это дает основание считать, что окончательное развитие молочных желез заканчивается одинаково у школьниц узбечек и каракалпачек.

Оволосение в подмышечных впадинах, как и на лобке, отмечается раньше у девочек-узбечек и почти во всех возрастах прослеживается его более высокие стадии. Отмечено, что формирование этого признака у девочек г. Нукуса заметно отстает. Дефинитивная стадия оволосения лобка (Р3) у девушек к 17 годам в г. Ташкенте достигала 99 %, в г. Ургенче – 96,2 %, тогда как у девушек-каракалпачек – только 56,9 %. В этой же возрастной группе у девочек-каракалпачек оволосение в подмышечных впадинах (Ах3) составляло 24,8 %, тогда как у ташкентских и ургенчских девочек – 89,8 и 91,2 %.

Таким образом, выявлено различие по этническому признаку, проявляющееся в отставании развития полового оволосения у детей-каракалпаков. Поскольку выявлено менее выраженное различие по признаку развития роста волос на лобке между мальчиками-каракалпаками и мальчиками-узбеками г. Ургенча, и имеется различие со сверстниками г. Ташкента, проявляющееся в значительном отставании развития полового оволосения мальчиков-каракалпаков, и в меньшей степени ургенчских сверстников, то можно заключить, что этнический признак имеет значение, но немаловажную роль в процессе полового созревания мальчиков играют и факторы окружающей среды. Следовательно, неблагоприятные экологические условия, характерные для Каракалпакстана и оказывающие влияние на близлежащие регионы, в том числе и на Хорезмскую область, являются одной из причин замедленного темпа полового созревания мальчиков, проживающих в условиях Приаралья.

Сравнительный анализ показал, что у девочек, проживающих в г. Нукусе, г. Ургенче и г. Ташкенте, возраст (начало, середина и окончание) наступления менструаций
практически не отличался. Так, возраст начала менархе у девочек г. Нукуса оказался равным 11 годам 4 месяцам, т.е. менархе у девушек-каракалпачек наступали на 1 месяц раньше, чем у их сверстниц г. Ургенча и на 2 месяца позже, чем у их сверстниц г. Ташкента. Средний возраст наступления менархе у девочек-каракалпачек по сравнению с девочками г. Ургенча и г. Ташкента отмечался соответственно на 4 месяца раньше и на 1 месяц позже. Сроки завершения полового созревания по признаку Ме у нукусских девочек наступали раньше на 2 месяца по сравнению с ургенчскими девочками и не отличались от их ташкентских сверстниц. Необходимо отметить, что количество менструирующих девочек в г. Ташкенте с 11 до 14 лет больше, чем в г. Нукусе и Ургенче, но различие сглаживается к 15 годам и в возрасте 16 лет почти все, а в 17 лет 100 % девочек сравниваемых городов имели менструацию.

Таким образом, полученные нами данные свидетельствуют о том, что школьникам г. Нукуса РК присущи общие закономерности полового развития. Установлены особенности полового созревания, заключающиеся в том, что мальчики, проживающие в РК, в большей степени отстают от своих сверстников г. Ташкента, чем г. Ургенча по вторичным половым признакам, характеризующим оволосение. Девочки-каракалпачки в равной степени отставали от девочек сравниваемых групп по оволосению – у них значительно раньше наступал возраст начала появления молочных желез, тогда как зрелых стадий развития этого признака они достигали на 10–11 месяцев позже. По возрасту наступления менархе сравниваемые группы девочек практически не отличались. Описанные особенности полового созревания по главным признакам (для мальчиков – признак Р, для девочек – признак Ме), как и динамика роста соматометрических признаков, свидетельствует о более позднем созревании мальчиков г. Нукуса по сравнению со сверстниками г. Ташкента.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252