Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

2.1.3. Однонаправленность времени

Историю развития времени и его современное научное понимание представил лауреат Нобелевской премии по химии (1977 г.) И.Р. Пригожин (в соавторстве с И. Стенгерс) [64]. И. Пригожин писал, что «наука успешно развивалась только в тех случаях, когда ей удавалось свести происходящие в природе процессы к монотонному повторению, иллюстрацией чего могут служить детерменистические законы природы. Но всякий раз, когда наука пыталась описывать созидающую силу времени, возникновение нового, она неизбежно терпела неудачу». В Природе нет созидающей силы времени, но не верно и его представление обычной физической монотонно изменяющейся величиной.

И. Пригожин писал о «парадоксе времени» и отмечал противоречия: «...и теория относительности Эйнштейна, и квантовая механика являются наследниками обратимых во времени динамических законов. Но, с другой стороны, достижения физики последнего времени - открытие самоорганизации, хаоса и космологической эволюции - однозначно указывают в направлении физики с ориентированным временем» [64]. Пригожин ввёл понятие «стрелы времени», т.е. однонаправленности развития. По его определению:

время - это «фундаментальное измерение нашего бытия».

В отличие от Эйнштейна, Пригожин рассматривал время в отрыве от пространства и видел ошибку в представлении о времени, как некой материальной, равномерно текущей, измеряемой субстанции. Различная функция времени в разных физических процессах обусловлена тем, что «в наше описание природы мы привносим апроксимации». Далее эти приближения к реальности фетишизируются и называются законами Природы, хотя, в действительности, это только один из видов рассматриваемого объекта, события. «Мы знаем, что необратимость приводит ко множеству новых явлений, таких, как образование вихрей, колебательные химические реакции или лазерное излучение. Необратимость играет существенную конструктивную роль. Невозможно представит себе жизнь в мире, лишённом взаимосвязей, создаваемых необратимыми процессами. Следовательно, утверждать, будто стрела времени - «всего лишь феноменология» и обусловлена особенностями нашего описания природы, с научной точки зрения абсурдно. Мы дети стрелы времени, эволюции, но отнюдь не её создатели» [64].

Формулировка фундаментальных симметричных по времени детерминистических законов природы отвечала свойственному западной науке стремлению к анализу явлений. «Но цена такой формулировки оказалась достаточно высокой, поскольку симметричные по времени законы привели к непреодолимому дуализму, отделившему людей от того мира, который они учились описывать и понимать» [64]. Подгоняя формулы законов под процессы, происходящие в нашем мире, мы придаём им больше смысла, чем в них есть. Пусть траектории точки или объекта описываются обратимыми во времени формулами, но жизнь-то движется по законам собственного развития в одном направлении!

И. Пригожин показал, что все термодинамические процессы являются хаотическими, в которых расстояние между любыми двумя точками, первоначально сколь угодно малое, экспоненциально возрастает во времени. Траектории развития всегда разбегаются. Изучая физико-химические закономерности в неравновесных процессах образования сложных молекулярных систем, он смог экспериментально доказать существование в них самоорганизации. В разработанной им теории важнейшую роль в таких процессах играет необратимость, названная им «стрелой времени». Он отошёл от концепции единства пространства и времени, чётко выделив созидательную функцию времени. В докладе «Необратимость и пространственно-временная структура» (США, 1984 г) он ввёл понятие внутреннее время (internal time) и представлял его как этапы в «преобразовании пекаря» - математической модели изменения формы. В отличие от традиционного представления о времени как прямой линии из прошлого в будущее, И. Пригожин предложил разделить прошлое и настоящее «переходным слоем, характеризующимся временем Ляпунова» - «протяжённым настоящим». Именно в этом слое происходят изменения, которые определяют траекторию будущего развития. Но он отмечал, что в «сложных системах, таких как жидкость или, тем более, как некоторые общественные ситуации, начальные условия не подаются нашему произволу, но сами являются следствием предшествующей эволюции системы» [64]. Отсутствие чётких начальных условий означает невозможность прогноза развития сложных систем в переходном слое.

Его идеи о созидающей роли хаоса, взаимосвязи энтропии и энергии во Вселенной, введение «стрелы времени» - важные шаги в развитии наук. Но неудовлетворённость И. Пригожина звучит в заключение его книги, где поставлен вопрос: «Конец науки?»: «...сегодня нас не покидает всё более острое ощущение того, что мы подошли к концу науки, что наука, как некая универсальная объективная разновидность человеческой деятельности завершилась» [64].

Итак, отвергнув понимание времени по Эйнштейну, доказав теоретически и экспериментально однонаправленность времени, Пригожин предполагал, что это может быть «всего лишь феноменология», особенность нашего описания Природы. Его представление о феномене времени вошло в противоречие с верой в сотворение мира в Большом взрыве. Это привело его к сомнению в объективности науки вообще, её концу. Выход из этого тупика физики может быть в представлении, что процессы развития в Природе характеризуются не «стрелой времени», а множеством таких стрел для разных объектов.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252