Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

1.4.7. Коммерция – враг науки

Долг российской науки - не дать дожить теории (относительности) до столетнего юбилея.

В.В. Низовцев

Теория относительности, положенная в основу всех естественных наук в ХХ веке, превратила в относительные сами науки. Вместо закономерных взаимосвязей в Природе наука имеет дело с множеством видов материи (материальная, тёмная, полевая...), массы (инерционная, гравитационная, эквивалентная энергии...), пространств (3-х, 4-х, 5-и, 10-и и т.п. мерных), «элементарных частиц» (от электронов, нейтрино, квантов, мезонов, кварков и протонов до их «виртуальных» аналогов и их античастиц), взаимодействующих с разными типами полей. Физика определяет не место и вид взаимодействия, а их вероятности. Физика допускает «путешествие» во времени, перемещение в иные миры и галактики через «кротовые норы» в пространственно-временном континиуме», рождение Вселенной, при отсутствии материи и прочую чушь. Однако в этом тупике науки виновата не столько теория относительности, имеющая право на существование, как попытка описания природных явлений. Виноват её выбор финансово-политическими структурами и внедрение в науку, как абсолютной истины.

Столетний юбилей теории относительности прошёл в 2005 году. Наука не смогла выполнить свой долг - отбросить антинаучную теорию. Она вполне устраивала Церковь, она принесла сверхгромадные доходы банковскому и промышленному капиталу, на ней выросло несколько поколений учёных, достигших благодаря ей самых высоких ступеней признания в науке. Как было выше показано её триумфу в ХХ веке в значительной мере способствовали соответствующим образом направленные денежные потоки. Можно утверждать, что коммерция помешала состязательности научных течений, поддержав одно из них. В XXI веке заторможенное теорией относительности естествознание должно быть преобразовано в миропонимание. Для этого уже есть все основы.

Формирование обновлённого естествознания в ХХI веке вовсе не предполагает полный отказ от всех положений ОТО. Должны быть отброшены первичные постулаты: равноправие всех систем отсчёта, постоянство скорости света, представление о четырёхмерном пространстве. При этом многие формулы, включённые в теории, будут продолжать участвовать в описании физических явлений, являясь приближениями к пониманию «вещи в себе». Главное, их нельзя фетишизировать и принимать выводы во всех случаях за реальность, например, относительность одновременности.

Выполненный столь подробный экскурс в историю рождения теории относительности, а также её анти-природной сущности не имел целью принизить авторитет А. Эйнштейна. Мир праху его! Каждый учёный несёт свой кирпичик в понимание мироздания. Для нас важнее, так же как при анализе теории лже-Птолемея, проследить пружины торможения в развитии науки и появления заблуждений в ней. При этом в обоих случаях мы обнаруживаем вмешательство в науку «потусторонних сил» - церкви, капитала, политики, военных. Подобное, убивающее науку вмешательство политики и капитала, особенно заметно в последние два десятилетия в России. Фундаментальная наука стала не нужной и практически снята с бюджетного «довольствия». Даже практические технические науки оказались не нужными новым хозяевам заводов и скважин, которым требуется только мгновенная прибыль. Молодёжь стремится стать менеджерами, финансистами и юристами. Наука в стране умирает, а следом последует и умирание страны...

Развенчивание идеалистической теории в физике положит начало крушению замшелого религиозного взгляда на мир, а возврат её в лоно естественных наук может дать новый импульс в понимании общих закономерностей Природы. Наука не должна быть догматической, не должна заменяться верой, не должна служить богу наживы!

Теория относительности, на столетие отбросившая естествознание, смогла заглушить классиков науки, разрабатывавших теории «эфира», именно благодаря соответствующему направлению финансовых потоков. Одним из немногих «последних могикан» в науке, верных «эфиру» был Д. Д. Томсон (1856-1940). Именно для среды «эфир» он вывел формулу E =mc2 (1903 г., до Эйнштейна), он открыл первую (как будет показано в гл. 3.2, - единственную!) элементарную частицу - электрон, измерил его основные параметры и представил первую модель атома из электронов в эфирной среде. Модель не подтвердилась в опытах Резерфорда, и этот факт стал реальным ударом по теории «эфира». Постулаты Эйнштейна казались простыми, а их сложное математическое воплощение - представилось научной теорией. В период технического освоения электромагнитных явлений и появления сведений о строении атома была остро необходима теоретическая основа. ТО стала такой математической моделью. Капитал банкиров Ротшильдов и военно-промышленного комплекса Европы и США оказали учёному мощную финансовую поддержку. Так коммерческий интерес сыграл главную роль в том, что эта математическая подгонка с необоснованными и противоречащими Природе постулатами была разрекламирована как краеугольный камень физики микромира и поддерживается авторитетом академий, нобелевскими комитетами, научными изданиями.

В последние десятилетия ХХ века эксперименты С. Маринова, В. Рощина, Г. Николаева и десятков других учёных абсолютно доказали несостоятельность ТО. И в этот период очередной удар по науке был нанесён развалом Советского союза с его мощнейшей научной школой.

Постсоветские «реформы» по переводу России на рыночные отношения привели к развалу науки. Умершие или чуть живые, сдающие помещения НИИ и 250 тысяч уехавших за границу за последние 15 лет молодых и перспективных научных работников; только в оборонной сфере потеряны сотни новейших технологий, сотни тысяч классных специалистов переквалифицировались в «челноки», охранники, слесари-ремонтники, потерян престиж науки, упал уровень образования. Именно «рынок», на котором всё определяют деньги, а не ум, совесть и гражданственность привёл к тому, что рекламируемые новейшие достижения: вакуумная бомба, ракета «Булава», проект АЭС-2006, технологии обращения с радиоактивными отходами являются модификациями научных разработок двадцатилетней давности. Полупризнавая это, правительство в последние 2-3 года изменяет политику и начало выделять средства на поддержание обороноспособности и безопасности, на нано- и ядерные технологии. Но нельзя лечить больного только вливанием тех лекарств, которых он был лишён долгие годы. Наступила дистрофия и отмирание многих органов. Требуется постановка чётких диагнозов и лечение на научной, а не коммерческой основе. Когда в сельскую амбулаторию поставили новейшие томографы, а там сидит фельдшер, нет специалистов-врачей и техников для обслуживания, нет дорог и наблюдаются перебои с электричеством, нельзя говорить о подъёме здравоохранения. Лечение науки её коммерциализацией - это внедрение зурабовских методов «распила» денег через дорогие, суррогатные лекарства.

Итак, правительство озаботилось развитием наук, политики и журналисты разрекламировали «размаха шаги саженьи» в атомной отрасли, а учёные и конструкторы с надеждами зашивают дырки в карманах. Но особенно рады администраторы всех уровней, называемые, по-современному, менеджерами. Коммерциализация - это их «хлеб с икрой» или даже «икра-ложкой». Все довольны. «Что плохого если понимать под этим словом практическую реализацию научных идей?»- спорит со мною журналист. А суть в том, что реализация - это потребительство результатов, а наука - это познание Природы, результаты которого определяют путь цивилизации, этапы которого мы не увидим. Разделение науки на фундаментальную - не выгодную и прикладную - коммерческую это обман, придуманный теоретиками «общества потребления». Наука не должна быть предметом потребления, а должна оставаться познанием Природы. Использование её результатов - дело научно образованных инженеров и конструкторов, соблюдающих принцип «Не навреди» Природе, человечеству, детям и внукам. Именно поэтому коммерциализация науки - это попытка «впрячь в одну телегу осла, козла и трепетную лань».

Целевые функции науки и коммерции совершенно различны: познание или прибыль, развитие человеческого вида через понимание законов развития МИРА или сиюминутное потребление истощающихся ресурсов Природы. Тезис, что наука должна приносить доход, абсолютно не верен. Наука должна приносить знание. Коммерция - плод развития общества потребления, враг науки и духовности. Поэтому так печальны для России результаты от её попытки встать на этот путь. Необузданное разумом стремление иметь всё, освоенное нашей «элитой»,- антиприродный инстинкт. «Эффективным» хозяевам предприятий и скважин требуется быстрая отдача и накопление капитала, а новые технологии, перспективные разработки и фундаментальные исследования противоречат целевой функции бизнеса.

Именно потребительское отношение общества к науке заставило учёных-исследователей Природы стать учёными-изобретателями, учёными-техниками, учёными-разработчиками вооружений и бесконечных потребительских товаров на усладу бесконечных желаний, разжигаемых рекламой: «Ведь я этого достойна!». За что платят, то и делаем! Цели науки и коммерции разошлись, и прикладные направления оказались в выигрыше.

Техническое развитие для производства коммерческих товаров - не есть развитие, так как оно беспощадно изымает конечные ресурсы Природы, оно губит её огромными объёмами отходов, как результата коммерчески выгодных технологий. Законы макроэкологии, в частности, «минимума рассеивания энергии», подсказывают иное направление развития: «Экономия энергии и других природных ресурсов - вот предпочтительное направление коэволюции человечества с биосферой».

Развитие научной мысли в ХХ веке было направлено не на коэволюцию, а только на технику, причём, в большей мере,- на развитие военной техники. Пять и более поколений вооружений после Второй мировой войны не только съедали ресурсы, но регулярно используются для снижения человеческой популяции. Технократическое развитие не развило мозг человека, его творческие способности, его духовность и нравственность. Развив технологии «завтрашнего дня», люди остались с «вчерашним» мышлением. Человечество не создало ноосферу, а почти завершило создание техносферы и в XXI веке доводит этот процесс до своего логического конца. Даже сделанный в ХХ веке огромный шаг в информационных технологиях и создании машинного разума способствует угасанию человеческого разума. Знания студентов уменьшаются год от года. Чтение книг и учебников, мыслительный процесс заменяются телевизионной пошлостью и Интернетом.

Главное различие в результатах состоит в том, что фундаментальная наука, как продукт человеческого мозга, должна работать на развитие всего человечества, а коммерция, как продукт технического воплощения прикладных наук, выражается как некие благоприобретения для индивидума, клана, корпорации. Ещё одно различие результатов - во времени. Рождение новой идеи требует длительной мыслительной работы, а сложить известные шаблоны в модель или технологию можно достаточно быстро. Смена научных мировоззрений всегда требовала десятков лет и потому коммерческий подход способствует долгожительству устаревших концепций и технологий. Например, освоение новых топливных циклов в ядерной энергетике требует крупных денежных вложений, переориентации производства или закрытия действующих производств. Однако это торможение прогресса следует рассматривать как положительный факт. Отличное - враг хорошего. Поэтому в разработке новых реакторных технологий, также как новой пудры или помады, наука не должна торопиться. Вряд ли следует повышать в проектах безопасность достаточно безопасных ядерных реакторов, вряд ли стоит торопиться с практической переработкой облучённого ядерного топлива (ОЯТ).

Коммерциализация вузов закрыла дорогу в науку будущим ломоносовым. Сейчас в лаптях, перебиваясь с хлеба на квас, не выучишься. После оплаты за обучение на хлеб и лапти уже не останется. Другая часть молодёжи из семей среднего достатка не стремится стать инженером или учёным, лучше быть бухгалтером, юристом, а девочкам - фотомоделью. Третья часть из «сливок» общества будет обучаться где-то в Лондоне. Так уже второе поколение в России потеряно для науки и техники. При этом за последние годы по той же причине (не желательно исключать, если студент «не тянет») заметно снизился уровень знаний. Ситуацию усугубили стандартизация программ, формализация требований и внедрение Интернета, позволяющего заменить мыслительную деятельность файлами.

Коммерциализация науки всё больше выдвигает в число лидеров менеджеров-предпринимателей. Когда в Правительстве финансированием всей науки управляют Ко и Го, то во главе атомной отрасли тоже оказывается Ко, а к управлению крупными научными центрами приходят 25-35-летние приезжие управители денежных потоков, не имеющие представления о научных направлениях, технологиях, их взаимосвязях, о людях - их носителях. Чтобы создать новую технологию, требуется знание всех предшествующих, а прорывные идеи вынашиваются десятилетиями. Это не приемлемо для коммерсанта. Не будучи хотя бы немножко учёным (кандидатом наук), он, даже имея желания направить деньги на благо страны или своих детей, не сможет отделить плодотворную идею от пустышки в конфетной обёртке.

Коммерциализация ведёт к тому, что экологичные и экономичные проекты новых технологий и установок оказываются не востребованными, а крупные и дорогие традиционные имеют преимущества: они апробированы, а, главное, в них заинтересованы и заказчик работы, и вся длинная цепочка исполнителей, её поддерживающих (головной институт, несколько проектных институтов и производств, соисполнители, внедряющие...). При этом современная практика «откатов» многократно завышает стоимость работы и затягивает её воплощение. Проходит 5 - 10 лет, а результата - нет, менеджеры ушли «на повышение», денег нет, и «концы - в воду!».

Коммерция уничтожает Науку, но технологические продукты науки не могут развиваться без союза с коммерцией. Результат такого объединения будет, как в любой системе, определяться, главной, управляющей системой, что можно коротко охарактеризовать соотношениями:

КОММЕРЦИЯ+наука = 0+0;

КОММЕРЦИЯ+ технология = Развал;

ТЕХНОЛОГИЯ+ коммерция = рост потребления;

НАУКА+технология+коммерция = развитие

Наука, объединяющая естествознание, философию, социологию, экологию, экономику и технические разработки, должна определять направление и пути развития общества. Тупик науки и явно уже вырисовывающийся тупик технократической цивилизации - результат управления человеческим обществом потоками денег, т.е. коммерцией. Большие государственные или корпоративные вложения в науку не способны во столько же раз поднять её эффективность. В этом случае в неё устремляется много не способных к научному мышлению потребителей денег. Конечно, возможно некоторое ускорение получения заказанных результатов в разработке новых технологий для общества потребления. Но каких результатов? Правильно ли были поставлены задачи? Из формулы 1 следует нулевой, а точнее, отрицательный результат для человечества огромных финансовых вложений.

В мире огромные деньги вкладываются в попытки механического улучшения человеческой природы генетическими методами. Это недопустимо не только с позиций науки (нельзя превзойти природное творение и отбор за десятки миллионов лет), но и религии (превзойти мудрость Бога?!).

Десятки научных конференций и политических саммитов обсуждают, как бороться с Природой и изменениями в биосфере, вызванными предшествующей неразумной человеческой деятельностью. Вложение сотен миллиардов долларов на борьбу с «парниковым эффектом» только ещё усугубляют ситуацию. Бурное строительство АЭС, провозглашённое как спасение человечества от энергетического голода,- очередной научный и политический обман. Антропогенная выработка энергии будет расти, биосфера - перегреваться, льды таять, ураганы и прочие катаклизмы будут учащаться. Наука обязана познавать законы Природы и говорить о них, а не заниматься сказками самоуспокоения. К сожалению, современная технократическая наука забыла про изучение биосферы планеты, как единой системы и реального дома (oicos - жилище) человечества.

Задача развития нанотехнологий в России - ещё один блеф, придуманный современной наукой для самосуществования при реальной отдаче в виде нескольких десятков технологий для производства чего-то. Упрочнение материалов, увеличение проводимости, ускорение передачи сигналов, наращивание функций мобильных телефонов и памяти компьютеров, нановзрыватели и минибомбы - это действительно реальный прогресс человеческой цивилизации? В этом смысл её развития?

О профанации этих задач свидетельствует тот факт, что сразу после обещания правительством выделить на это научное направление солидные бюджетные средства, сотни институтов представили чиновникам от науки свои проекты. Современная физика ядра и электромагнетизма, основанная на теории относительности, неспособна объяснить, что такое заряд или ток, которые выражены иррациональными величинами, что такое масса, спин, электрическое, магнитное, гравитационное поле, почему элементарных частиц оказывается сотни, почему адроны устроены из десятков кварков и почему ядерные силы отличаются от слабых и электромагнитных... Так, не познав Природы, мы опять пытаемся взять от неё что-то. Например, среди проектов нанотехнологий представлен проект PIFANOR - «Наноядерная электроэнергетика». Не отрицая достоинств этого ядерного реактора, стоит напомнить, что название «нанотехнологии» относится к технологиям создания и управления структурами, размеры которых составляют порядка 10-9 м, а ядерные процессы следует относить к «фемто-технологиям» - процессам на уровне ещё в миллиард раз более низком и непознанном.

Когда академики, министры и прочие «научные деятели» организуют науку и выбивают миллиарды долларов на строительство Большого адронного коллайдера, термоядерного реактора, полёты на Марс, нанотехнологии - это развитие «относительной» науки в пустом пространстве и с мнимым временем Эйнштейна. В мире коммерции, где «деньги должны делать деньги», а не товары «относительная наука» превратилась в средство делать деньги. Любое государство для жизни в сложном противоречивом мире должно поддерживать высокий уровень науки, прежде всего, для развития вооружений и самозащиты. Только передовая наука способна рождать новейшие технологии. Учёные академий и руководители крупных научных центров предлагают своим правительствам свои «товары» в обмен на куски «бюджетного пирога». В правительствах и в министерствах, по определению и по сути, не может быть учёных и они полностью доверяют «генералам от науки», которые изощряются в «пробивании» наиболее завлекательных и наиболее дорогих своих «товаров». Уже ни у кого не возникает сомнений, что научные эксперименты и научные труды стоят очень дорого. При этом очень важным фактором для убеждения распорядителей бюджетов является авторитет научной школы, стоящей за проектом, и количество средств уже вложенных в мире в это научное направление. Поэтому абсолютно закономерно, что бюджеты должны поддерживать выбранные «истинно научные» направления. Так коммерция окончательно «съела» науку.

Примерами многомиллиардных затрат человечества (в долларовом исчислении) на «относительную науку» являются продолжающиеся уже более полувека вложения средств СССР, России и других ведущих мировых державах в проекты термоядерного синтеза и попытки экспериментального обоснования «стандартной модели» элементарных частиц. Анализ на основе эфирных теорий подсказывает, что в Кадараше (Франция), где сооружается термоядерный реактор, может быть организована не управляемая цепная термоядерная реакция, которые не возможны в Природе, а не исключён нормальный термоядерный взрыв. Также при сверхвысоких энергиях в среде «эфир», а не в «физическом вакууме» коллайдера в CERN (Швейцария), вряд ли будут обнаружены не существующие в Природе бозоны Хиггса, а атомный взрыв не исключён.

Глобальный научный эксперимент на Большом адронном коллайдере в CЕRN, который должен начаться летом 2008 г, должен, по мнению учёных, прояснить фундаментальные «проблемы происхождения материи и времени» и представить «картину создания Вселенной». Для этого «научного» доказательства боготворения мира был построен научный прибор типа Большой Токомак с мощнейшей магнитной системой, работающей на основе сверхпроводимости при сверхнизкой температуре. В условиях глубокого вакуума в тороидальной камере длиной 26,7 км, расположенной на скальных породах на глубине 100 м должны ускоряться и сталкиваться разогнанные почти до скорости света пучки протонов сверхвысокой энергии.

Все средства, затраченные на подобные «научно-коммерческие» проекты, - не доллары, а бесполезно уничтоженные ресурсы планеты, что и привело к кризису техногенной цивилизации.

Таково сегодняшнее состояние Науки. Попытки черпать дармовую энергию из среды физического вакуума, без познания истинной структуры микро- и макромира чреваты глобальными катастрофами. Нельзя управлять Природой, а надо жить, познавая её законы.

Как Христос изгонял из церкви менял, также из Науки должна изгоняться коммерция. Забота о здоровье нации, её выживании и развитии - задача Государства, в лице его правительства, а способы решения задач должна подсказывать Наука.

Таким образом, сама жизнь заставляет отказаться от относительных знаний, относительных теорий, относительных идеологий, политики двойных стандартов, разобщения человечества по социальным и национальным признакам. XXI век обязан стать веком революционного переворота в естествознании, а затем и в социуме. Понимание законов Природы и жизнь в соответствии с ними - реальный залог сохранения человеческой цивилизации.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252