Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

1.4.4. Эйнштейн как учёный и научно-политический деятель

Признать гением Эйнштейна, видимо, гораздо легче, чем Пикассо и Аллена... Внутренняя свобода позволила Эйнштейну ставить научные вопросы, а его гений - отбирать из них наиболее корректные... Сознание своего предназначения позволило ему продвинуться дальше других, а вера в себя не давала свернуть с избранного пути.

А. Пайс

Биограф А. Эйнштейна Абрахам Пайс сравнил гений Эйнштейна не с Ньютоном и Максвеллом, а с Пабло Пикассо и Вуди Алленом - «великими озорниками, поднявшими своё озорство в живописи и кинематографе до уровня высокого искусства. По сути А. Эйнштейн также является великим озорником в науке... Возможно, потому, что в теории относительности впервые в науке в таких объёмах и масштабах наряду со строгими математическими выкладками использовались и приёмы иллюзионистов» [75].

А. Эйнштейн - гений. А. Пайс выделил главные причины, выдвинувших его в гении: внутреннюю свободу и сознание своего предназначенья. Это, вероятно, обозначает, что Эйнштейн был свободен в выборе научных проблем и понравившихся ему их решений, свободен от критики, свободен в использовании трудов коллег, свободен в средствах. Жена и соавтор Эйнштейна Милева Марич тоже подтверждала своеобразное его отношение к принципам в жизни и науке: «...он любил порядок в мышлении, и не любил его в своей жизни. У него было два правила. Первое из них гласило: «Не имей вообще никаких правил». И второе: «Будь независим от мнений других» (цитаты из книги «Энциклопедии хулиганствующего ортодокса» И. Раскина приведены по работе [75]). Не утверждая о точности этих биографических данных, дополним их словами о детстве учёного: «В детстве это был застенчивый, заторможенный, отсталый ребёнок. Ему было чрезвычайно трудно научиться говорить. Учителя были в отчаянии, а родители опасались за умственные способности своего сына». Возможно, что именно этот детский комплекс отсталости и двигал Эйнштейном во взрослом состоянии для доказательства своего великого предназначенья.

А. Эйнштейн (1879-1955) родился в Германии, а с 1893 г жил в Швейцарии, где получил образование в Цюрихском Политехникуме, после чего поступил в патентное бюро Берна. Работа с патентами и новыми идеями в физике способствовали развитию знаний. Известно, что Эйнштейн решил много научных задач не только теоретических, но и экспериментальных. Отмечаются его достижения по квантовой теории света, в частности, закон фотохимии, статистическая теория флуктуаций, работы по космологии и другие. При этом у «гения ХХ века» были сотрудники, работавшие по его заданиям и собиравшие научные факты, были сотрудники - коллеги и помощники. А. Эйнштейн без ссылок использовал труды своих предшественников, успешно использовал умственную энергию коллег. «В теории относительности использованы результаты Бухерера, Газенерля, Гильберта, Гроссмана, Зелигера, Кауфмана, Ланжевена, Лармора, Леверье, Лоренца, Майкельсона, Минковского, Неймана, Ньюкома, Пуанкаре, Томсона, Хаббла, Хевисайда, Фитцджеральда, самого Эйнштейна и многих других ученых» [60]. Из этого следует, что Эйнштейн изучал научные работы коллег, был способен их обобщать и был хорошим организатором.

Основы теории относительности рождались в 1903-1904 гг., когда Габихтом, Соловиным и Эйнштейном на дружеской основе был создан кружок «Академии Олимпия» [60], где коллеги изучали и обсуждали работы Ж.А. Пуанкаре (особенно, «Наука и гипотеза») и других современников. «Опубликовав эти результаты в 1905 г. повторно, но без обоснований, а в виде постулатов, Эйнштейн не сделал ссылок ни на Пуанкаре, работы которого были ему известны, ни на Лоренца. Так же он поступал в некоторых случаях и позже» [109].

В дальнейших работах (1907 г) Эйнштейн обосновал принцип эквивалентности, но для дальнейшего развития СТО много времени ушло на осознание необходимости использовать тензорное исчисление. Придуманное четырёхмерное пространство не могло быть математически представлено в векторных трёхмерных моделях. Овладение матричным описанием тензоров представляло сложности. «Видимо, сразу же после переезда в Цюрих он рассказал Гроссману о тех проблемах, которые пытался решить. Скорее всего, именно тогда он сказал: «Гроссман, ты должен мне помочь, или я свихнусь!» [60]. С помощью Гроссмана переход к римановой геометрии произошел в 1912 г, а последующее обсуждение этих вопросов с Давидом Гильбертом в 1915 г. вывели Эйнштейна на финишную прямую. Но тут началось их соревнование с Гильбертом, которое чуть не привело к разрыву в их отношениях. В результате этого Гильберт и Эйнштейн практически одновременно вывели уравнения гравитационного поля, но Гильберт получил их на основе вариационного принципа. Овладение тензорным аппаратом тяжело далось Эйнштейну, так как в области математики он имел разные «весовые категории» с Пуанкаре и Гильбертом, которые входят в число творцов современных методов математического анализа.

Экспериментальным подтверждением СТО стало решение задачи об отклонении лучей света звёзд вблизи диска Солнца, которое оказалось вдвое большим, чем это следует из теории Ньютона. Последующие наблюдения во время солнечных затмений подтвердили результат Эйнштейна (1919, 1922, 1929, 1936 и в последующие года). СТО была воспринята как общемировая теория гравитации, хотя такой же результат отклонения лучей получен многими авторами в рамках теории «эфира».

Представленный выше портрет А. Эйнштейна, как научного организатора, с одной стороны, и плагиатора научных работ, с другой стороны, не должны перечёркивать его научную деятельность. Многотомный сборник трудов [110] - одно из доказательств того, что это был действительно учёный, думавший, изменявший свои взгляды, критически относившийся к своим теориям и к теориям, построенным на их основе. Эйнштейн рассматривал среду, в которой осуществляется движение тел, как пустое пространство, первоначально отрицая эфир, как физическую сущность (1905 - 1910 гг): «Нельзя создать удовлетворительную теорию, не отказавшись от существования некой среды, заполняющей всё пространство». Однако позднее он изменил свои взгляды: «Согласно ОТО, пространство немыслимо без эфира» (1920 г). Далее он пытался объяснить свои колебания: «Поскольку физикам ХIХ столетия казалось совершенно абсурдным приписывать физические свойства или состояния самому пространству, то по образу весомой материи была придумана пронизывающая всё пространство среда - эфир» (1930 г). Колебания Эйнштейна - это подмена познания реального мира попыткой моделирования его свойств. Слова «приписывать» свойства и «придуманная среда - эфир» - это только модели.

Многие цитаты - раздумья Эйнштейна, которые приводит А. Пайс, свидетельствуют об его критическом отношении к собственным теориям [60].

  • Ø «Мне не удалось добиться какого-либо прогресса в общей теории относительности. Электромагнитное поле по-прежнему стоит в ней особняком» (1920 г).
  • Ø «Я все еще верю в возможность построить такую модель реальности, которая выражает сами события, а не только их вероятности».
  • Ø «Нужно начать все сначала и попытаться получить квантовую теорию как следствие или обобщение ОТО».
  • Ø «Я все больше и больше склоняюсь к мысли, что нельзя продвинуться дальше, используя теории, строящиеся на континууме» (конец 30-х г).
  • Ø «Я не уверен в возможности добиться прогресса в рамках дифференциальной геометрии».
  • Ø «Теория относительности и квантовая теория кажутся мало приспособленными для объединения в единую теорию» (1940 г).
  • Ø «Я не знаю, содержится ли в моей теории физическая истина» (1953 г).
  • Ø «Я считаю вполне вероятным, что физика может и не основываться на концепции поля, т.е. на непрерывных структурах. Тогда ничего не останется от моего воздушного замка, включая теорию тяготения, как, впрочем, и от всей современной физики» (1954 г).

В этих случайно подобранных высказываниях Эйнштейна чувствуются его сомнения, которые его характеризуют как истинного учёного, а последние высказывания, кажется, отражают его трагедию, вследствие неправильного выбора научного пути. «Последний период научной деятельности Эйнштейна проходил под знаком единой теории поля. В течение последних 30-ти лет он пытался достичь поставленной перед ним цели, хотя и не представлял себе, какими методами это возможно. В конце научного пути он напоминал путешественника, которому часто приходится в дороге менять виды транспорта. Но пункта назначения Эйнштейн так и не достиг» [60].

А. Эйнштейн не достиг пункта назначения именно потому, что выбранные им пути не вели к нему. Нельзя придумывать законы Природы, их надо познавать! Поэтому разрабатываемые в настоящей работе новые подходы к описанию микро- и макромира, это не просто опровержение работ Эйнштейна, а это развитие его идей - сомнений в истинности своих теорий.

Несостоятельность этих теорий проявилась не только в конце ХХ века, это видели и многие учёные его времени. Например, выдающийся учёный-экспериментатор Э. Резерфорд (Нобелевский лауреат, 1908) называл теорию относительности спекулятивной, Д. Томсон (Нобелевский лауреат, 1906) - абстрактной, Ф.Э.А. Ленард (Нобелевский лауреат, 1905) - «математической стряпнёй». Но пирог науки ХХ века был выпечен из именно этой стряпни. Теория относительности породила относительность отношения к науке и, даже, к морали. Первым реальным плодом проникновения науки в микромир стали атомные бомбы, сброшенные в 1945 г. на города Японии. Их создание в США, несомненно, ускорил А. Эйнштейн. Поэтому, как эпитафия, звучит четверостишье:

«Мальчик еврейский неважно учился,

Позже в науке весьма отличился...

Помнит мыслителя этого всякий

И в Хиросиме, и в Нагасаки» (Ушац, цитировано, по [75])

А. Эйнштейн вошёл в историю не только как учёный, но и общественный деятель. «В 30-х годах выступал против фашизма, в 1940 г. подписал письмо президенту США об опасности создания ядерного оружия в Германии, которое стимулировало американские ядерные исследования. В 40-х годах выступал против применения ядерного оружия. Один из инициаторов создания государства Израиль» [56]. Авторитет А. Эйнштейна был огромен. Проведённый выше анализ подтверждает большие научные достижения и аналитические способности А. Эйнштейна, хотя и позволяют серьёзно усомниться в его авторстве ТО. Как же получилось, что Эйнштейн вошёл в историю физики и, особенно, в общественное сознание как творец этой теории? Можно предположить, что этому способствовали не случайные обстоятельства, а целенаправленная поддержка, «ведущая рука». Путь в гору от подающего надежды учёного физика до мировой известности не мог быть преодолён без мощной «раскрутки» (термин, введённый бизнес-кругами в последние десятилетия).

Научную известность Эйнштейн получил в результате борьбы научных школ, а также при поддержке банковского капитала и религиозных кланов. Прежде всего, отмечается конфликт двух кланов: физиков и математиков. Пуанкаре был признанным математиком, и потому он не был авторитетом для физиков, которые в то время, в большинстве своём были экспериментаторами. На втором месте можно выделить конфликт наций: в начале века в физике преобладала немецкая школа (В.К. Рентген, Г.Р. Герц, М. Планк, М. Лауэ и др.), которая не могла «получать уроки от французов». Эйнштейн принадлежал к немецкой школе, и это способствовало его выдвижению. Например, в 1907 г. М. Планк не вспомнил о Пуанкаре, когда писал: «Принцип относительности, намеченный Лоренцем и в наиболее общем виде сформулированный Эйнштейном...». Работы Эйнштейна способствовали росту мирового авторитета немецкой науки, и он был поддержан ею.

 Важным фактором, повлиявшим на не бывалое за всю мировую историю возвеличивание учёного стала финансовая поддержка банков Ротшильдов.

Финансовая группа Ротшильдов, была создана Майером Амшелем Ротшильдом (1766 г.) и пятерыми его сыновьями с банками в Лондоне, Париже, Вене, и Неаполе. В XIX-ХХ веках она сформировалась в мощнейшую транснациональную корпорацию, подчинившую своему контролю большое количество промышленных предприятий, железных дорог, страховых компаний в Европе, США, Южной Африке (алмазо- и золотодобывающие, горнорудные, нефтедобывающие и металлургические кампании). Именно эта мощнейшая мировая финансовая корпорация «шефствовала» над Эйнштейном, как свидетельствовал биограф Эйнштейна Абрахам Пайс, работавший с ним в Принстоне после войны [60].

Связь с банком Ротшильда - это связь с мировым сионистским движением, которое продвигало своего «протеже». По свидетельству биографа, в период работы над СТО Эйнштейн занимал независимую позицию по отношению к сионистскому движению, может потому, что не мог отдавать положенную «десятину». Но учёного выделили и «в результате переговоров было достигнуто соглашение о том, что молодой ученый получает поддержку, в которой он действительно нуждался, и в то же время он начинает отчислять в фонд поддержки десятину» [109]. Вскоре после этого в 1913 г Эйнштейн был приглашен в Прусскую Академию наук на должность директора специально созданного института, в котором не было других научных сотрудников, кроме него [60]. Кем-то было оплачено кругосветное путешествие Эйнштейна с чтением лекций по ходу этого турне, в которых он пропагандировал свои достижения в теории относительности. Был оплачен синхронный перевод его выступлений, работа корреспондентов наиболее влиятельных газет.

 В 1933 г., когда в Германии поднялась антиеврейская волна, был оплачен переезд Эйнштейна вместе с работавшими на него сотрудниками в США, где он занял должность профессора Принстонского университета, освобожденного от чтения лекций, от занятий со студентами, но получающего оклад, в несколько раз превышающий ставки штатных профессоров, имеющих полные нагрузки. Помимо этого оплачивалась работа Вальтера Майера, немецкого математика, переехавшего в США вместе с Эйнштейном, который занимался математическим оформлением идей Эйнштейна в теории единого поля [60].

Таким образом, не только талант научного организатора, но и мощная поддержка банковского капитала способствовали росту авторитета Эйнштейна в науке и обществе. Эти вложения банкирского дома Ротшильдов и военно-промышленных комплексов (ВПК) стран Европы и США в развитие научного направления, основанного на теории относительности, оказались действительно эффективным вложением, приносящим вот уже практически в течение столетия максимальный процент. Банки Ротшильда и ведущие менеджеры ВПК мудро узрели в основах ОТО основы овладения миром.

Конечно, любой банкирский дом, любая группировка или конфессия имеют право поддерживать выбранного ученого и его научное направление. Именно такая поддержка позволяет создать сверх-бомбу или сверх-потребительский продукт типа мобильных телефонов. Однако развитие таких оплачиваемых кем-то научных направлений есть очередной этап в гонке за потребление новых ресурсов Природы и вовсе не означает приближения к познанию естества Природы. Хотел этого или не хотел А. Эйнштейн, но его работы способствовали абсолютно умопомрачительному развитию военно-промышленного комплекса и развитию средств для уничтожения человечества. Произведённые запасы ядерного оружия на планете, способны тысячи раз уничтожить всё живое, как будто не достаточно одного раза! Зато и прибыль ВПК оказалась во столько же раз большей!

Характеризуя А. Эйнштейна как учёного, следует подчеркнуть его общественную деятельность. Он предупреждал президента США Т. Рузвельта об опасности создания ядерного оружия в Германии и способствовал вместе с коллегами ускорению американских ядерных исследований. После создания ядерных зарядов в США он выступал против их применения. Но остановить запущенную машину уже было не возможно, а политики редко прислушиваются к учёным, даже к А. Эйнштейну. После войны Эйнштейн был одним из инициаторов создания государства Израиль на территории «земли обетованной» - Палестины. После решения ООН о создании государства ему официально предлагали пост президента Израиля. Это политическое предложение может рассматриваться не просто как дань уважения великому учёному, а как внешняя работа той мировой финансовой элиты, которая помогала ему в продвижении как учёному и делала из него также и политического деятеля. Эйнштейну в это время было уже около 70 лет, и он не согласился на политическую карьеру.

Он умер в 1955 г. В завещании он запретил церемонию своих похорон, и его прах после сожжения был развеян по ветру. Может, Эйнштейн не хотел осквернения его могилы противниками теории, а может, он надеялся, что его прах будет долго ещё витать над научными институтами мира?


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252